Экопоселения

Наставления и практика в Общине и во время Занятий

Модератор: Sophia

Ответить
Аватара пользователя
Тата
Сообщения: 870
Зарегистрирован: Пн ноя 30, 2009 2:46 pm
Откуда: Уймонская долина

Экопоселения

Сообщение Тата » Вт ноя 06, 2012 7:38 pm

12102001
Экопоселение 1
Перевод Найданы

Коуч. Сегодня, 20 октября 2012 года. У нас общее занятие, кухня. Сегодня утром мы сидели, когда дети смотрели очень громкий фильм. И вот, преодолевая все эти препятствия, все равно пытались общаться с Андреем и Людмилой, еще много чего интересного у нас получилось. А чего у нас получилось?

Людмила. Мы доходили до понятия, что такое община, как она работает. Как работает мир и как работает община, пытались найти разницу. В общем-то, пришли к пониманию.

Коуч. Что поняли?

Андрей. Давайте я отвечу. Смотрите, вот есть два вида, так сказать, образований групп людей. Одни создают эгрэгор, который питает духов, скажем так, отрицательной энергии, и в этом его смысл. И то, что пытаемся здесь создать мы общину, то есть тот же эгрэгор, но с позитивной энергией. То есть, мало того, когда группы людей собираются, они входят в резонанс, то есть, усиливая многократно эту позитивную или негативную энергию. Чтобы было понятно, позитивная и негативная, позитивная – это любовь, радость, и так далее. Негативная – это страх, ненависть, ревность и так далее.
То есть, живя, соответственно, в эгрэгоре, который многократно это усиливает, пытаясь, как-то там, измениться, либо он вас съест, что, скорее всего, потому что очень тяжело держаться, потому что, ну, он очень большой. Либо, создав, вот такое поселение, которое, создавая тот же резонанс и с позитивной такой вот направленностью, которая в дальнейшем, на самом деле, будет противостоять, вот, именно, этим отрицательным эгрэгорам. То есть вот смысл поселения именно в этом.

Коуч. Вот и получается, что, когда люди, именно, основывая «родовые поместья», экопоселения, даже пытаются где-то войти в какие-то общества, типа кружков таких, то они преследуют на самом деле, даже неосознанно, одну единственную цель, принадлежать какому-нибудь сообществу, где бы эгрэгор этого сообщества их защищал бы, помогал бы им развиваться, вместо того, чтобы подавлять их и тормозить их развитие. И, если им удается создать такое сообщество, то все получается здорово и успешно. Если не получается такое сообщество, то обычно они, как правило, создают то, что уже есть.
Знаешь, я часто беседую с разными людьми из разных экопоселений. И везде проблема одна. Люди, когда покупают кусок земли, хотят вместе строиться, неважно, в одном доме или в разных домах. На прошлых выходных к нам приезжали ребята, которые купили здесь недалеко в тверской губернии кусок земли, хотят строиться по общинному типу. Есть ребята, которые купили землю в Сергеевом Посаде, у них «родовые поместья». То есть, разные типы. Смысл, именно, в том типе взаимоотношений между людьми.
Кроме того, меня приглашают проводить семинары и тренинги в уже существующие поселения, в том числе в уже достаточно крупных, где уже живет около сотни человек, это в Сибири. Там ребята так очень стремительно развиваются. Везде проблема одна. Люди думают, что они приедут на землю, они начнут строиться и у них сразу все будет хорошо. Это такой вот правильный, хороший и классный эгрэгор, который будет их питать и развивать. Сам по себе создастся… Мы же вырвались из города, мы же хотим вырваться из рамок повседневности, обыденности, мы же хотим развития, значит, это будет.
И упирается в то, что на самом деле, в их психику, как в БИОС компьютера зашиты те нормы и правила, по которым живет город. И они, уезжая из городских условий, приезжая в сельскую местность, все эти программы привозят с собой. То есть ты выезжаешь из одной квартиры, приезжаешь в другую, а тараканов привозишь своих, родненьких, которые были там. Больше того, если в городских условиях люди днем поругались, помирились и разбежались по своим углам, то есть каждый по своей квартире, то, соприкасаясь, здесь, на земле друг с другом каждый день, не имея часто возможности разбежаться, потому что общие дела какие-то все равно, нужно делать их в любом варианте.
Кроме того, земля, это трудности, это постоянное какое-то взаимодействие, сосед попросил дрель у тебя, сломал ее, да? Все, конфликт, то есть постоянные конфликтные ситуации. Решили ребята сделать общее дело, вот решили завести общую корову, каждому корову это дорого, это не получиться. это тяжело. Физически корова, это очень серьезный уход, а молока хочется. Подумали что, сколько дает корова одна на семью, столько не нужно, и несколько семей решили объединиться, построить коровник, купить корову и по очереди как-то за ней ухаживать. Они решили это три года назад. Мужики взялись, построили фундамент для коровника, прошло три года, фундамент стоит, коровы нет. Коровника нет. Почему? Потому что в процессе строительства этого фундамента все поняли, что дальше делать они вместе ничего уже не хотят. Тем составом, тем коллективом, тем более не то что коровник построить, тем более корову… Коровник же построили, он стоит, а корову надо постоянно.
То есть вот эти взаимоотношения, что между людьми, они на самом деле переносятся из социума, в котором мы жили, которые пока мы родились, мы впитывали. Какие взаимоотношения были в нашей семье, потом пошли там садик, школа, и взаимоотношения там. Дети мои приходят и каждый день рассказывают, какие у них были конфликты в школе. Они перечисляют, с этим у меня был такой-то конфликт, с этим такой-то. И Наташа говорит, что Егор приходит после этого такой взъерошенный, и потом он долго успокаивается после этих конфликтов. Он постепенно перенимает, в нем постоянно борется, здесь он видит неконфликтность вообще, в принципе, здесь этих конфликтов не бывает. Там же он видит, что все постоянно друг с другом конфликтуют, потому что дети заражаются у родителей, если в семье есть конфликты, есть конфликтные дети.
И вот, пытаясь сам с собой создать «Царство Божие», «рай на земле», пытаясь создать эту особую атмосферу, человек начинает выбирать «родовое поместье» или экопоселение, то есть создать такую «тихую гавань», некую «крепость», внутри которой правили бы совсем другие законы. Причем и законы уже эти люди знают, они ведь написаны, все их читали. И были примеры людей, которые жили по этим законам, и у них все здорово получилось. Люди этого делать не могут, и в итоге очень сильно разочаровываются и начинают искать либо же другое место, куда бы уехать, либо возвращаются обратно в город, либо же пытаются все-таки искать, у кого был такой опыт успешный. И, собственно, на том фестивале, где мы познакомились, я проводил несколько занятий, как раз таки по строительству таких отношений в экопоселениях, почему? Потому что опыт есть, и приглашают меня, и я вижу опыт других людей, и понимаю, что с этим делать, как с этим справиться.
Но самое главное, сначала надо понять, зачем это надо, что это дает. Давайте сейчас поговорим о том, что это вообще дает, потому что, если мы не понимаем зачем, то на вопрос как, отвечать глупо.

Людмила. Перед тем как говорить, я хотела привести свой пример. Перед тем как сюда придти, я очень много прошла, всякие разные учения, и что я заметила, в чем основная проблема, проблема идет в гордыне человека. Вот я – важнее, а все остальные - ничто.

Коуч. Все люди, как люди, а я – королевишна!

Людмила. Эго, вот основная помеха, и вот власть денег. Причина тут вся. Все разделение идет только через это, по этим двум причинам. Это из моих наблюдений, когда я пришла сюда, здесь этого я не увидела. С Глебом первое общение было не здесь, одни мы общались, я была удивлена, конечно, вот, именно, отношением Глеба ко всему. Он мне рассказал, как он построил все, конечно, я была очень удивлена. И, когда я окунулась, пришла сюда с сыном, окунулась в эту атмосферу, конечно, я поняла все это, вот это чувство локтя, доброжелательность, вот не было этой гордыни, вот этого выпячивания друг перед другом, эта теплота. Это я ощутила здесь, мне очень понравилось вот это, думаю, что община наша на верном пути.

Коуч. Да, думаю, что да, притом, что мы развиваемся уже несколько лет, а вы здесь несколько дней. Ну, это, кто не в курсе, такой свежий взгляд со стороны. Видите ли, в чем дело, когда люди привносят свои привычки, я бы сказал «звериные», инстинктивные привычки в какой-то социум, начнется самоутверждение людей, выпячивание себя, показать себя.
Вот у нас собаки есть, кавказские овчарки, три штуки. И есть стадо коз. Есть Рома, который ими занимается, и мы периодически обсуждаем с ним тот тип взаимоотношений, которые существует в этих двух социумах, овчарок и коз. И он говорит, что у них - не община, никак.

Слушатель. Ну, у них борьба за иерархию.

Коуч. Ну, у них постоянная борьба. Они постоянно оспаривают, собаки все время друг с другом дерутся, оспаривая друг у друга. Наши козы все время друг друга бодают. И, если какая-то коза решает, что она лучше других, она об этом заявляет, мы это наблюдаем. Она выходит и говорит, - Меее.. Я – лучшая! Например, у меня больше молока, хозяин меня больше любит. Она реально заявляет об этом, остальные пытаются ее это заявление опротестовать. Они начинают ее бодать, и она бодается со всеми. Либо же она отказывается от своих намерений быть «королевишной», либо же она доказывает это, и все остальные вынуждены с этим смириться.
При этом в обществе козлячем правят козы, а не козлы. Реальный матриархат, их много, и козлов они бьют, реально, чтобы об этом там не говорили. Вот идет стадо коз, есть обычно две-три козы, которые считают себя главными и друг с другом соревнуются. И вот как происходит, одна из них думает, - Пойду-ка я туда. Она идет. И, если все стадо за ней идет, она такая деловая, - Вау, все идут за мной! Другая, - Нет, пойду-ка я туда! Хоп, за ней не идут, - Вот ведь не пошли… Надо пойти кого-нибудь боднуть. Она подходит, бум, боднет за то, что не пошли. Это – не община. Сейчас была выставка, Рома возил на выставку собаку, возвращается, и, как только она вылезла из машины, другая собака набрасывается на нее и начинает рвать на куски. Из ревности за то, что ей уделили больше внимание. Потому что сегодня ее сделали фаворитом, а не ее.
Вот на самом деле, наблюдая за этим за всем, как ученые, мы понимаем, что, то же самое происходит в социуме среди людей в городах, в эгрэгорах, борьба за существование, выживает сильнейший, подавление слабого, авторитаризм, навязывание своей точки зрения, несвобода, инстинкты.
И получается, что есть фактически два способа существования, либо же такое, основанное на инстинктах, либо же основанное на Братстве. Когда люди перестают друг друга подавлять, как следствие, они перестают сопротивляться друг другу, как следствие, все эти силы, которые они тратят на сопротивление и подавление, они начинают тратить на развитие, потому что больше некуда, и человек начинает развиваться. Два пути логически, то, что я вижу, две идеи, это идея подавления, потребительства, противоборства, самоутверждения с одной стороны. И идея локтя, плеча, идея совместных проектов, совместных трудов, поддержки друг друга, взаимной какой-то доброты, помощи друг другу, самоотверженности, самозабвения какого-то с другой стороны. И между ними жесткий водораздел, как вот горный хребет, с одной стороны снег тает, и роса собирается в одну реку, с другой стороны - в другую, и они вообще никак не пересекаются, в принципе и в корне.
Я наблюдаю, что когда к нам приезжают люди, то либо то, что здесь происходит, им дико нравится внутри почему-то, они, еще ничего не понимая, – Ну, так улетно! Либо им сразу это не нравится, они сразу начинают это ненавидеть, - Что вы тут секту развели?! Причем, равнодушия нет, то есть, либо туда, либо туда, либо нравится, либо не нравится. А так, что, ну, подумаешь, бывает… Помните, как «В джазе только девушки», в самом конце, когда этот миллионер предлагает парню переодетому замуж выйти, тот говорит, - Но мы не можем быть вместе! Ну, почему? Так, я мужчина. Ну, у всех свои недостатки! Ну, и здесь, бывает и такое, то есть равнодушия я пока что не встречал.
Причем нападки бывают очень рьяные, очень ярые, и любовь тоже бывает очень рьяная, очень такая, что люди периодически все время приезжают, их никто их не затаскивает. Они звонят, - Можно к вам приехать? Они бросают свои какие-то дела, расстояния, траты. Вот они приезжают сюда и окунаются в эту атмосферу, которая им очень нравится, которую они буквально впитывают. Уезжают, еще несут некоторое время, неделю-другую с собой, она потом тает. А пытаются удержать, не получается. Возникает тоска по тому, на самом деле, раю, в котором ты был, но было хорошо, и ты, как бы, ну, есть. А вот только, когда его потерял, когда оно размагнитилось, все ушло, растаяло, как туман, и ты понимаешь, а ведь было! Другой контекст.

Андрей. И здесь очень важно представление других людей о вас делают вас такими, какими они вас представляют, то есть мы не общаемся с людьми, мы общаемся с персонификациями в нашей с вами панораме, но в душе. То есть экопоселение нужно для того, чтобы уйти от этих людей, чтобы поменяться самому. Именно для этого монахи уходили в монастырь, меняли имя и забывали своих друзей, родственников и так далее, чтобы «сдвинуть точку сборки», как говорил Кастанеда. Вот для этого нужны экопоселения, то есть возвращаясь обратно в город, можно поменяться, но очень тяжело и практически невозможно.

Коуч. Видишь, есть такой момент, мы уже несколько лет существуем и у нас есть фактически три формата взаимоотношений. Три. Первый формат, это когда люди полностью переселились сюда и живут здесь постоянно, таких людей немного. И, в принципе, переселившись сюда, они продали какое-то свое имущество, ну некоторые из них, чтобы это все построить. И, соответственно, им это оформлено, то есть это не коллективная собственность, это собственность конкретных людей, которые, однако, сказали, что да, хоть это и построено на наши деньги, это будет возможность для развития других людей тоже. Это – раз.
Второй формат, это, когда люди, приезжают временно пожить, они либо вкладываются сюда, либо не вкладываются, это они сами решают. Они считают сами это возможным, нужным и для себя приемлемым, хорошо. Нет, ну, нет, то есть мы не относимся к людям в зависимости от денег, вообще в принципе, то есть деньги отдельно, а люди – отдельно. И они не пересекаются эти вещи, это тоже очень важный момент. Потому что, как мне рассказывали тоже в общине на Алтае, ну, человек приехал, денег привез. Пока он их вот вносит, к нему – хорошо, как только он перестал вносить, про него забыли. Здесь нет, совсем все по-другому, человеком занимаются потому что, он этого стоит в любом случае.
Второй формат, когда люди приезжают пожить какое-то время, уезжают тоже, когда сами для себя решают. Ну, вот Оля, например, сказала, - Знаете, ребята, я поняла, что мне надо побыть с вами, я приеду, поживу. Хорошо, на сколько? Не знаю. Ладно, поживи. Приехала, живет. Говорит, что я буду делать? Ну, вот у нас есть такая, такая обязанность, ну, что ты будешь делать? Буду это, но можно еще и это. Ну, хорошо, то есть человек взял обязанности и там чего-то делает.
Вот – Сергей, он тоже пожил в Москве у родителей, потом сюда переехал, потом опять пожил там, говорит, - Я не могу там, опять сюда. Хорошо – сюда. Что будешь делать? Ну, я могу вот эти обязанности делать. Ну, ладно, то есть это не пребывание, это – труд совместный. Это обязательное условие – совместные какие-то дела, вот. А есть такой формат, когда люди просто приезжают на два-три дня, может быть в неделю раз, может в две недели, раз в месяц, раз в полгода, столько, сколько посчитают сами.
Свобода должна быть, потому что, когда человеку не навязывают, он и не сопротивляется, и тогда у него появится возможность выбирать. Когда появляется возможность выбора, не основанного на сопротивлении или на желаниях, а основанного на своем внутреннеи понимании, как лучше. И вот человек приехал, побыл, намагнитился, вкусил, впитал, в нем появилась внутренняя свобода. Здесь не навязывают, значит, ты не сопротивляешься, все, как бы перестал чувствовать давление и перестал сопротивляться, стал чувствовать себя более настоящим, потому что твои силы настоящие в тебе начинают подниматься, когда на тебя давление не оказывается. Ты не занимаешься сопротивлением давления, ты занимаешься тем, что у тебя глаза открываются, и ты начинаешь что-то видеть и понимать реально настоящее. Потом уезжает человек, размагничивается и потом для себя решает, или вернуться или не вернуться.
И вот так вот постепенно происходит естественный отбор, где каждый для себя решает сам. И вот эти три формата взаимоотношений, где каждый определяет для себя сам, я считаю вообще это сокровищем, это - ценность, это - находка, потому что пока что, то, как у нас на пост советском пространстве, то есть не только у нас, но и на Украине приняты экопоселения или «родовые поместья» и так далее. Там чуть-чуть другой формат, то есть там какой-то устав, что-то должен, обязан, какие-то рамки. Мне говорят, вот человек какой-то не хочет работать, как нам его заставить? Вот сразу такой вопрос, бам! Почему заставлять, не хочет и не надо.

Слушатель. Вот если вернуться чуть назад, ты говоришь, есть два типа отношений. Либо соперничество, либо сотрудничество. В принципе, это наблюдается и в семейных парах, между мужчиной и женщиной в основном. А вот это, как бы, один из приемов, вот свободный формат? Общение и взаимодействие, о чем ты говорил. А еще что?

Коуч. Много очень всего, если взять и начать сейчас перечислять, а есть краткая характеристика каждого метода, которую мы используем, которую мы наработали, и которую продолжаем постоянно искать и находить, это будет несколько часов. И используются они постоянно, причем, помнишь, есть такой «круг компетентности». Это круг, разделенный на четыре части, получаются четыре таких квадранта внутри круга. Я расскажу.
Когда человек чего-то не умеет и об этом не знает, то он не компетентен. Например, человек не умеет водить машину, ему это не нужно, он едет в троллейбусе. Это - неосознанная некомпетентность. Он не сталкивался с тем, что ему необходимо водить машину, и поэтому не заморачивался, что ему надо ее водить, неосознанная некомпетентность. Потом он однажды сталкивается с тем, что машину водить нужно. Он говорит, вот я же водить-то не умею! Получается осознанная некомпетентность. Он осознал, что он не компетентен. После этого он учится, учится, учится, учится, у него возникает осознанная компетентность, он уже едет и еще думает, как передачи переключать, повернуть голову, там какие правила, обращает внимание на знаки. Это осознанная компетентность. Самое главное, это дойти до четвертого квадранта. Неосознанная компетентность, когда ты делаешь на уровне рефлексов.
Так вот, многие штуки, которые мы на протяжении нескольких лет, постоянно ища, находя, нашли, они уже вошли на уровне «четвертый», как раз таки неосознанная компетентность, то есть, когда мы это делаем на автоматизме. Мы это все равно знаем, потому что мы это проходили. Кроме того, многие штуки у нас сейчас в осознанной компетенции, мы периодически забываем об них, опять их вспоминаем, опять их делаем. Некоторые штуки у нас на уровне «втором», осознанной некомпетентности, то есть мы понимаем, что этого делать мы не умеем, поэтому учимся. А некоторые мы даже не знаем, что мы их не знаем. И мы их ищем, что у нас еще там не получается? И самое интересное, что мы периодически эти самые разные штуки находим, новые и потрясающие, ну, как мы раньше этого не знали?! Ведь это так важно. Вот, и мы их находим постоянно. И в итоге, находясь в поиске эффективных методов создания социума второго типа, общинного сотрудничества. Это – не общага, а общность, когда людей объединяет что-то, созвучие или по-английски – community, или команда. Вот этим мы проводим свои дни, этим и занимаемся. Практически, это современный научный развивающийся центр, где мы постоянно изучаем новые способы взаимодействия между людьми, и как их оттачивать, и методы, как этим заниматься. Все время, причем.

Ответить

Вернуться в «Переведенные в текст аудиофайлы Занятий в Сангха»