Страница 1 из 1

"Видеть глазами Сердца..." Если бы было Единение, то...

Добавлено: Чт мар 12, 2009 10:09 pm
Sophia
Файл 06020901 1:29:49

за 07.02.09

1. Пример взаимопроникновения объединенных общим устремлением сознаний: картины НКР "Указ Учителя" и "Франциск Ассизский"

2. Задание для практики взаимопроникновения


Наставник: (вошел и подключился к уже идущему разговору)
Давайте зажжем свечи и я расскажу вам про единение.
Итак, мы говорили о практике единения и о восприятии тончайших энергий.

Sophia:
Мы говорили (до этого) о практике устремления. Единение мы затронули уже после того как мы поняли, что без устремления не возможна практика вообще ничего, ни одной из энергий, что это одна из основ или самая основная энергия без которой невозможно приближение к Миру Действительности.

Наставник:
На прошлом занятии я говорил о том, что невозможно единение в случае отсутствия устремления. Не устремленные объединиться не могут. В принципе такое правило.

Sophia:
Пока тебя Наставник не было, я просто поделилась своим наблюдением сегодня практическим. Во время практики единения нашей обязательной я прикоснулась к существующему эгрегору, пытаясь ощутить его на предмет единения и почувствовала перекрещивающиеся энергии, т.е. единения я не почувствовала, но потом я подумала, что где-то же оно должно быть, наверное, и подумала о наших внутренних людях и прикоснулась к тому эгрегору, т.е. к тому единению в духе, которое существует и оно действительно есть и там был очень стройный хор голосов, как нечто очень легкое, подвижное, напряженное, единое. Единение наших внутренних людей, я думаю, достигнуто и это, наверное, называется гармонизацией наших сознаний и тогда я поняла что внешнего человека нужно обязательно устремлять. Почему внешнего человека нужно устремлять к внутреннему, потому что внутренний он, вобщем то уже устремлен к Иерархии. Вот то что почувствовалось, может быть это было в момент практики единения.

Наставник: Не согласен с определением, что внешнего надо устремлять к внутреннему. Следует вслушиваться, пытаясь понять где внутренний человек живет, т.е. искать и находить в себе глубину и смотреть в эту глубину, находить в ней какие-то смыслы мудрости и какие-то устремления, это да. Но это не совсем корректно сказать, что надо устремлять внешнего человека к внутреннему.

Sophia:
И поэтому, я думаю, возник вопрос уже о единении, которое невозможно без энергии устремления.

Деодар: Т.е. можно сказать, что внутренние люди уже знают, что такое единение, осталось только внешнему человеку...

Sophia:
...понять как это. Понять то, что знает внутренний человек. Да, вот так корректнее.

Наставник:
Я попытаюсь рассказать вам сегодня, о том что такое устремление, что такое единение, потому что, понять это очень сложно. Я буду пытаться рассказывать с разных сторон. Давайте представим себе гипотетически, что Lita и iTi очень устремлены и едины. Они трудятся во имя Иерархии 24 часа в сутки и считают, что это мало.

iTi: 40 часов.

Наставник:
Ну, когда будет такая возможность, она будет. Т.е. реально выполняют указы Ригдена, Великого Владыки, сотрудничают с Братством, получают смыслы Дальних Миров и приносят их людям, и они устремлены настолько, что их сознание, как стрела. Они постоянно что-то делают - их мысль подобна языкам пламени, их движения души подобны взрывам на Солнце и, само собой, глядя в душу друг друга, они видят все что там находится. Они понимают то единое и монолитное основание, которое связывает их души в единое целое делая их неразрывными и неразделимыми. Они чувствуют некую силу и мощь, которая бьется в сердцах у них у каждого, и глядя в эту силу и мощь они понимают, что она идентична, она одинакова, это одна и та же сила и мощь. Они как бы два ручья питающиеся их одного родника.
И вот предположим, что они смотрят на картину и обсуждают что они на ней видят. Я буду озвучивать за обоих, чтобы вы просто составили себе представление, на что это вообще похоже.

Lita говорит: “Смотри, горы которые находятся слева, они не имеют никакой растительности, это скальная порода образовалась от вулканической деятельности, когда горы переворачивались. Если сосредоточить свой взгляд и понять структуру поверхности этих гор, ты увидишь, что она состоит как бы их тонких слоев, которые наслаивались тысячелетиями, миллионами лет, пока горы росли, и ты увидишь, что если молотком стукнуть по поверхности камня, то в разные стороны полетят брызги камней, которые представляют собой верхний слой толщиной где-то около семи миллиметров и, поэтому, когда ты ходишь по горным тропам гор, которые находятся слева, то эти тропинки вытоптанные ногами Учителей и учеников и горных коз, усыпаны плоскими кусочками камней, как раз таки приблизительно такой толщины. Уже конец осени и первый мороз начинает прихватывать камни, оттого камни кажутся еще серее, еще более стального оттенка.”

iTi смотрит на это и говорит: “Да, я вижу что кое где есть пучки редкой засохшей почти белой травы, которая ютится иногда даже на отвесных скалах и травы этой так мало, что если посмотреть на скалу едва можно взглядом выцепить два-три пучка.”

“Да, это так. Посмотри, это раннее утро,”- говорит Lita, - “Если вглядеться в сам воздух, то он насыщен морозной свежестью, такой что влага застывала бы, если б она была в этом воздухе, но так как это находится достаточно высоко в горах, то воздух непривычно резок и сух, как будто бы он переносится из пустыни. До ледников еще далеко, и дыхание ледников приносящее свежесть влаги и прохлады, сюда не доносится.”

iTi отвечает: “Да, но если ты посмотришь саму сущность этого воздуха и вместе с тем вспомнишь воздух долин, то ты поймешь, как сущность элементальных стихийных духов воздуха и огня трудиться в этих горных ущельях очищая саму сущность праны до такого неизмеримо чистого состояния, что такое чувство как будто бы ты взглядом впитываешь в себя, глядя сквозь этот воздух, саму предвечную чистоту, которой никогда не касалась даже мысль ни одного из людей. Она настолько незапятнана, она настолько чиста, что самые высочайшие ангелы могут прибывать в этом воздухе не ощущая прикосновений грязи этой земли. Посмотри, это следствие работы стихийных духов воздуха и огня.”

Вместе помолчали. “А теперь давай посмотрим на воду”, - говорит Lita, - “Эта вода - это истоки реки Брахмапутры, которая находится на западе Транс-Гималаев, недалеко от Кайлаша и Леха. Эта вода берет истоки в священнейших местах, она питается горными ледниками и здесь Брахмапутра еще совершенно маленькая горная речушка, проходящая мимо святейшей Танглы, мимо горы Мории, мимо великой Шамбалы, мимо горы Кайлаш. Она проходит в священнейших местах, где сотни тысяч лет назад первые основатели пятой коренной расы, великие Арийцы, клали Зерно Разума пятой расы. Как они это делали, iTi?”

iTi сосредоточившись и войдя в транс, долго смотрел вдаль, затем молвил: “Воистину было так. Первые из людей почуявшие присутствие чистого Духа Аватара, пронзающего собой все слои и не затрагивающего их, почувствовали такую предвечную предсуществующую чистоту мысли сознания Духа, что они вытянулись как струны и те из них, кто имели к ней созвучие, в ту же секунду приняли решение служить этому проносящемуся, как язык небесного пламени Духу, склонили одно колено и приложив ладонь к земле мгновенно отдали всю свою сущность, все свои желания, всю свою жизнь, желанию служить этому Духу и их желания не ослабевали на протяжении всех их жизней. Так оно было постоянно от того первого восхищения, которое родилось в их сердце, когда они вместили это. Они стали как ненаписанные страницы на которых человечество пыталось написать иероглифы устаревших знаний, но они очистили их для того, чтобы новопришедший Дух начертал свои огненные письмена. Так зарождалась пятая раса. Первые Арийцы были высочайшим типом человека на земле и этого типа человечества еще не достиг здесь никто. Они были самые высочайшие. Из них, из первых арийцев родились адепты, это были высочайшие не только из людей, но и из мудрецов, таких мудрецов эта земля еще не видела, за исключением великих Аватаров и такой высочайший тип мудрецов, адептов, еще будет только достигнут вскорости, когда начнется новая шестая раса. Так зачиналось семя пятой расы и эти скалы видели, как это происходило. Потому что это было здесь. И эти воды текущие с этих ледников, проходя по этим ущельям, впитывали это знание, как ребенок впитывает жизнь с молоком матери, и неся это знание дальше, эти воды несут его так же естественно, как мы дышим. Таково это ущелье.”- ответил iTi.

Lita, вглядываясь в эту даль, читая то же самое, что видит iTi, сказала: “Добавлю лишь, что женщины были не менее прекрасны, чем мужчины, и счастьем было видеть друг друга. Это было в век истинного равноправия, когда никто не думал об унижении, никто не думал о воскрешении, а все было в полной гармонии. Каждый нес свое. Мужчины несли свои заботы, женщины свои. Бескорыстно помогали друг другу. Никто не перекладывал часть забот, никто не требовал переложить их еще на кого-то. Это было столь гармонично и прекрасно, что скалы радовались.” iTi посмотрел и сказал: “Да, скалы радовались.”

Lita говорит: “Вижу я человека, сидящего на скале, и он не смотрит вдаль, он не смотрит в реку, он не смотрит внутрь себя.” iTi: “Да, он находится в глубочайшем сосредоточении и как будто бы величайшая магнетическая сила исходит от него, он как будто бы большая громадная электростанция, которая заключила огромное количество достойнейшего качественного магнетического флюида вокруг себя, в своей атмосфере.” Lita: “Да, предыстория такова, что вызвал он птицу, для того чтобы дать ей миссию передать весть.” iTi: “Да, птица почуяла, что этот магнетический ток направлен именно на нее и летела она.” Lita добавляет: “Да, глядя в устремленный полет птицы к этому мудрецу вижу я, что птица летела не загипнотизированная, не парализована была ее воля, но было желание служить в ее полете.” iTi: “Да, это был красивый полет.” Оба помолчали.

Lita продолжила: “Птица услышав зов мудреца поняла, что кроме мудрости, по большому счету, на этом свете нет ничего. И в то время как сородичи продолжали высиживать яйца и гоняться за ласточками, она бросила все и прилетела к мудрецу. В этой птице живет сердце такое, какое когда-то станет очень достойным сердцем.”
iTi посмотрел: “Да, так же из маленького семени вырастает большое дерево под кроной которого могут скрываться и маленькие зверушки, и большие животные, и даже отдыхать Будда.” Lita посмотрела: “Воистину так, если семя качественное, то дерево вырастет достойным. И вот мудрец призвал птицу чтобы она потрудилась на Общее Благо.”

iTi говорит: “Как ты думаешь, Lita, знала ли птица зачем она летит?” Lita отвечает: “Я думаю, она не знала какая конкретно миссия ей предстоит. Я думаю она не знала даже, что предстоит ей миссия, но она точно знала, что летит на достойные дела.”
iTi посмотрел и говорит: “Да, качество ее полета указует устремленность такую, которой еще предстоит научиться сынам и дочерям этой земли. Очень мало людей, которые способны на такое.” Lita: “Да, воистину интеллект мешает, но чистое сердце пробадывает любые слои материи и даже птица может нести достойней человека.” iTi смотрит: “Да. И вот прилетела она и что же видит она? Думаешь она видит одиноко сидящего человека? Нет, она видит само достоинство. Таким образом даже птица может прикоснуться к Великой Реальности и победить очевидность.” Lita: “Да. И как же узнала эта птица о том, что ей предстоит?” iTi: “По сродству души. Это не гипнотическое вождение, это не слова приказа, но созвучие такое, как если бы желание мудреца стало бы желанием птицы. Можешь представить себе, что и сострадание, и желание помочь мудреца кому-то далеко в долинах, кто нуждается в помощи, и приободрительное слово, и какой-то смысл, какое-то понимание, все это передалось птице. Как ты думаешь, Lita, что же будет дальше?”

И тут Lita посмотрела в будущее, немножечко прозрела и молвила: “Думаю я, прилетит белая птица на высокое окно, сядет, одним глазом посмотрит на человека, которому она суждена и человек поймет, что что-то необычайное и неописуемое пришло в его жизнь, потому что, воистину, птица является продолжением желания мудреца. И откроет человек окно и впустит птицу, и сядет птица на его руку безбоязненно, потому что, знает, что неся высокую весть нечего опасаться и, коснувшись своей лапкой его ладони, птица передаст ему намагниченность желания Архата и тогда этот магнетизм моментально овладеет сознанием человека и он прозреет и он все поймет. И так весть спасет жизнь целому селению, ведь не ради пустословия сосредотачивался Архат.” iTi смотрит: “Да, воистину, все царства природы могут сотрудничать, так почему людям не сотрудничать с Дальними Мирами, если даже птицы могут нести мысль Архата и спасать целые селения. Почему мы не можем так?”
Lita: “Мы можем.” Василий: “Воистину так.”

Наставник (продолжает):
Немножечко понимаете, что такое взаимопонимание, взаимопроникновение и единение? Так рождаются притчи. Мне не надо пяти часов, мне хватило минут пяти, десяти, просто чтоб это проговорить. К чему я вам это говорю – когда Мир Действительности становится реальным и вы можете им оперировать и проникая взглядом сосредоточения вы видите одинаково, то единения вы уже достигли. Учитесь этому. Это цель.

Sophia:
Мне радостно констатировать тот факт, что хотя мы не так красиво рассказали друг другу об энергии устремления, но тем не менее мы сумели перечислить все те качества, которые присутствовали в этой притче.

Наставник: Собралась группа ребятишек и смотрит на танк. Один говорит: “Вау, у него есть гусеницы!” Другой: “Вау, у него есть колеса!” Третий: “Наверное, у него и движок что надо.” Четвертый: “А еще и броня.” Пятый: “Я знаю у него есть пушка.” Собрались детишки и думают: “Какие мы молодцы - мы не сумели его создать, мы не сумели его собрать, но мы хотя бы смогли перечислить из чего он состоит.” Пять баллов. Пытайтесь. :)

На самом деле давайте поговорим о том, каким образом достичь такого взаимопроникновения, такого единения, чтобы двое, трое или больше людей глядя в одну сторону видели бы одно и то же, а не разное. Вот смотри. Вот перед нами картина “Франциск Асизский”, он держит в руках птицу. Над его головой синее небо, за его головой небольшая облачность, а вдаль от него белесая как бы подернутая дымка. Двое - Lita и iTi, смотрят на эту дымку. Lita пытается представить себе, как она парит как птица в небе, на высоте где-то киллометр, чуть-чуть выше даже и как эта птица смотрит на эту дымку, как она образуется. Она смотрит вдаль и видит как будто бы эта дымка застилает собою землю, скрадывая мелкие детали, т.е. нет звенящей прозрачности, но есть как бы покрытая дымкой долина. Затем Lita поворачивает свою голову и понимает, что солнечные лучи, пронзая дымку, образуют несколько цветов. И вот она видит, что там где туманность наиболее разрежена, солнечные лучи проходя имеют желтый цвет, а там где очень близко от земли туманность сгущается, солнечные лучи проходя приобретают фиолетовую окраску, и вот это взаимодействие между желтым вверху и фиолетовым внизу рождает как бы своего рода радужный мост, который невидим человеческому взгляду, но он является смыслом перехода одного цвета в другой и вот на границе перехода возникает некое волшебство или таинство, таинство превращения солнечного луча. Глядя на это и переживая эти ощущения и размышляя о них, она сама того не замечает, как iTi, разглядывая ее мысли со стороны, может добавить, что синева небес, которые находятся над этой дымкой, придает сосредоточению этого моста зеленоватый оттенок, но не изумрудный, а скорее цвет молодой травы, которая являет собой не изумруд, но свежесть жизни, потому что прана, преломляясь из верхних слоев в нижних, превращается в жизнь для тех кто ее вдыхает. Вот примерно так.

Или, глядя на то, как полуденный зной нагревает камни скал, находящихся за спиной Франциска, Lita вглядывается и начинает чувствовать это тепло и видит как воздух, поднимаясь с большой высоты, искажает изображение камней и камни кажутся колеблющимися. Потому что солнце оно нагревает камни. iTi глядя на эту ситуацию, глядя на то что Lita замечает колебание камней, взглядом своим огибает то небольшое селение, которое находится за спиной Святого Франциска и видит как долина постепенно начинает переходить в плоскогорье, он видит пучки травы и он видит стадо овец небольшое, штук где-то девять, которых пасет маленький мальчик, и он видит, как овцы тянутся чуть-чуть в горы, для того чтобы там найти более свежую траву, потому что они знают - там где есть горы, там есть большие камни, там где есть большие камни, там есть большая тень, там где большая тень, то в этой тени есть самая сочная трава. И вот, чувствуя эту тень и влажность тени и запах этой свежей травы, овцы тянутся туда, а мальчик не пускает их, потому что там слишком жарко для него, потому что, он видит как колеблются камни и думает, что там слишком жарко. Таким образом овцы тянутся вверх, а мальчик их тянет вниз. Это видит iTi, то чего не видит никто другой. Везде жизнь.
Учитесь проникать сознанием туда, куда вы даже представить себе не можете, видеть реальность, которая есть, не воображаемая, а настоящая. Учитесь проникать в реальность друг друга.

Например, Lita представляет и говорит: “iTi, сейчас мы будем говорить об облаке.” Она смотрит и сосредотачивается на верхнюю часть облака, где солнечные лучи просто упираются в него, и она видит этот яркий белый свет, который местами молочный, а местами просто отражает солнечные лучи.” iTi сосредотачивается и говорит: “Да, я вижу, что ты наблюдаешь верхнюю часть и ты думаешь, что здесь больше имеет место быть – поглощение лучей молочной частью облака, где оно скрадывается, либо же отражение его, когда солнечные лучи бьют ему в лоб.” Lita говорит: “Хорошо.” Затем Lita сосредотачивается на заднюю часть облака, там где солнечные лучи уже выходят из него и она видит фиолетовые тени, которые постоянно меняются, но не очень быстро, и она думает о том, что может ли она ускорить течение ветров так, чтобы из более менее бесформенного облака сделать какую-нибудь фигуру, наподобие скульптора, который творит какую-нибудь фигуру. iTi глядя в это дело понимает, что не только сочетания поворотов головы будущей скульптуры интересны, но и сочетания светотени и он предлагает: “Если ты думаешь, Lita, о скульптуре, которую можно сделать из этого облака, то давай мы подумаем, а что именно мы хотим, например, пусть голова Архата будет изображена на этом облаке.” Потом они вместе выходят на улицу, смотрят на облако и силой сосредоточения заставляют ветра делать из этого облака приблизительно голову человека с бородой, и тогда в конце, когда у них это вдвоем получается, они делают маленькую завитушечку, потому что здесь есть спираль.

Это можно делать. Я это делал. Галина сегодня написала мне в личном сообщении, говорит: “Наставник, я слушала сегодня занятие, где ты рассказывал про то, что с кольцом можно делать опыты. Я сначала не придала этому никакого внимания, но когда все таки попробовала, была поражена, нет потрясена, тому как кольцо четко следует за моей мыслью.” Все можно, начиная с малого и постепенно ступенечки к большому. Сначала кольцо делает небольшие движения, потом спустя несколько недель, оно делает движения уже гораздо большие, а потом вы выходите на улицу, смотрите на облако и оно становится тем, что вы хотите из него видеть. Это реальность. Так можно упражняться. Достигать единения взаимопроникновением. Но всегда всегда и еще раз всегда необходимо в моменты такого рассматривания друг друга и проникновения в ощущения друг друга до самых тончайших интонаций, всегда непременно необходимо ощущать ту мощнейшую первооснову, ту платформу, которая связывает вас в единое целое, как некую мощнейшую силу, как магнетический такой ток, как некий огонь, который неопалим, который в вас одинаков. Всегда ища друг друга разницу интонаций, вы должны находить в конечном счете единство и необратимость. Это прекрасно. Это самое прекрасное что есть в каждом человеке и вы должны каждый раз заканчивать опыты тем, что возвышаясь до самых высот ощущений друг друга, находить самое прекрасное, что есть в каждом из вас и понимать, что это различные голоса одной мелодии. Так достигается единение, настоящее огненное единение, которое возвышает души лучше всего другого.

Lita:
Dorje, сегодня описывал единение как раз как огонь единородный, да?

Dorje: Разные проявления пламени.

Наставник: Пытайтесь, думайте. Важно же понять не какой это огонь, а важно понять что он одинаков для всех. Это будет высочайший огонь.

Lita: Это огонь чего?

Наставник:
Первая эманация Зерна Духа, которая называется Дух. Собственно говоря, то чему посвящено Учение Агни Йога. И хотя Зерно Духа у всех различное, но стихийная субстанция из которой оно состоит у всех одинаковая. Вот это тот самый огонь Духа, изучению которого необходимо предаваться, потому что в конечном счете в апогее своего развития, человек становясь Агни Йогом научается переносить свое сознание в Зерно Духа соединять свою психическую энергию и свои эманации с Зерном Духа, таким образом преображаясь целиком, получая высочайшие озарения и становясь высочайшим Агни Йогином, сотрудником начал. У вас все это еще будет, я очень надеюсь.