Книга об Общине

Статьи и беседы из/в других форумах. Тематические подборки из Учения, статьи об Основах Учения и т.п.

Модератор: Sophia

Ответить
Аватара пользователя
Sasha
Сообщения: 135
Зарегистрирован: Пт фев 26, 2010 12:53 am
Контактная информация:

Книга об Общине

Сообщение Sasha » Вт апр 12, 2011 11:08 am

Еще раз об Общине


Что есть настоящая Община и зачем ее достигать.

Нельзя к чему-то стремиться, не зная верного образа желаемого хотя бы в общих чертах. Если столяр с сорокалетним стажем клепания катапульт без чертежей возьмется мастерить самолет, его творение будет болезненно смахивать на что-то знакомое. Вот и община обычно представляется людям дремучим колхозом где-то в глуши – коровы, огород, суровый сельский быт. В лучшем случае всплывет что-то вроде «с каждого по способностям, каждому по потребностям», но настолько смутно, зыбко и обреченно, что толком не верится. Да и зачем она вообще нужна?
Тогда мы начнем с самого главного. Община – это не место, не организация и даже не группа собравшихся. Община – это взаимоотношения между людьми. Особенные, неземные, они так меняют и возносят собратьев, как связи между атомами превращают уголь в бриллиант.
Коснемся бережно воспоминаний Льва Толстого:
...Когда нам с братьями... было мне 5, Митеньке 6, Сереже 7 лет, Николенька объявил нам, что у него есть тайна, посредством которой, когда она откроется, все люди сделаются счастливыми, не будет ни болезни, никаких неприятностей, никто ни на кого не будет сердиться, и все будут любить друг друга, все сделаются муравейными братьями (вероятно, это были моравские братья, о которых он слышал или читал, но на нашем языке это были муравейные братья). И я помню, что слово "муравейные" особенно нравилось, напоминая муравьев в кочке. Мы даже устроили игру в муравейные братья, которая состояла в том, что садились под стулья, загораживая их ящиками, завешивали платками и сидели там в темноте, прижимаясь друг к другу. Я, помню, испытывал особенное чувство любви и умиления и очень любил эту игру.
"Муравейные братья" были открыты нам, но главная тайна о том, как сделать, чтобы все люди не знали никаких несчастий, никогда не ссорились и не сердились, а были бы постоянно счастливы, эта тайна была, как он нам говорил, написана им на зеленой палочке и палочка эта зарыта у дороги, на краю оврага старого Заказа, в том месте, в котором я... просил в память Николеньки закопать меня...
Идеал муравейных братьев, льнувших любовно друг к другу, только не под двумя креслами, завешанными платками, а под всем небесным сводом всех людей мира, остался для меня тот же. И как я тогда верил, что есть та зеленая палочка, на которой написано то, что должно уничтожить все зло в людях и дать им великое благо, так я верю и теперь, что есть эта истина и что будет она открыта людям и даст им то, что она обещает.
Нужно иметь камень в груди, чтобы не почувствовать тепло на сердце в этих строках. В природе уже есть существа, представляющие собой костистые шары из ядовитых игл, но это не люди, это морские ежи.

Светлая мечта о братстве человечества – что может быть священнее ее?

Не старая и не новая, но вечная, как Бог, эта истина во все эпохи и во всех странах независимо от условий и условностей была самой потаенной, самой родной для тех, кто сберег хоть крупицу чистоты и веры.

Откроем «Братьев Карамазовых»:
– (...) Может быть мы станем даже злыми потом, даже пред дурным поступком устоять будем не в силах, над слезами человеческими будем смеяться, и над теми людьми, которые говорят, вот как давеча Коля воскликнул: «Хочу пострадать за всех людей», – и над этими людьми может быть злобно издеваться будем. А все таки как ни будем мы злы, чего не дай бог, но как вспомним про то, как мы хоронили Илюшу, как мы любили его в последние дни, и как вот сейчас говорили так дружно и так вместе у этого камня, то самый жестокий из нас человек и самый насмешливый, если мы такими сделаемся, все таки не посмеет внутри себя посмеяться над тем, как он был добр и хорош в эту теперешнюю минуту! Мало того, может быть именно это воспоминание одно его от великого зла удержит, и он одумается и скажет: «Да, я был тогда добр, смел и честен». Пусть и усмехнется про себя, это ничего, человек часто смеется над добрым и хорошим; это лишь от легкомыслия; но уверяю вас, господа, что как усмехнется, так тотчас же в сердце скажет: «Нет, это я дурно сделал, что усмехнулся, потому что над этим нельзя смеяться!»
– Это непременно так будет, Карамазов, я вас понимаю, Карамазов! – воскликнул, сверкнув глазами, Коля. Мальчики заволновались и тоже хотели что то воскликнуть, но сдержались, пристально и умиленно смотря на оратора.
– Это я говорю на тот страх, что мы дурными сделаемся, – продолжал Алеша, – но зачем нам делаться дурными, не правда ли, господа? Будем, во первых, и прежде всего добры, потом честны, а потом – не будем никогда забывать друг о друге. Это я опять таки повторяю. Я слово вам даю от себя, господа, что я ни одного из вас не забуду; каждое лицо, которое на меня теперь, сейчас, смотрит, припомню, хоть бы и через тридцать лет. Давеча вот Коля сказал Карташову, что мы будто бы не хотим знать «есть он или нет на свете?» Да разве я могу забыть, что Карташов есть на свете и что вот он не краснеет уж теперь как тогда, когда Трою открыл, а смотрит на меня своими славными, добрыми, веселыми глазками. Господа, милые мои господа, будем все великодушны и смелы как Илюшечка, умны, смелы и великодушны как Коля (но который будет гораздо умнее, когда подрастет), и будем такими же стыдливыми, но умненькими и милыми как Карташов. Да чего я говорю про них обоих: все вы, господа, милы мне отныне, всех вас заключу в мое сердце, а вас прошу заключить и меня в ваше сердце. Ну, а кто нас соединил в этом добром хорошем чувстве, о котором мы теперь всегда, всю жизнь вспоминать будем и вспоминать намерены, кто как не Илюшечка, добрый мальчик, милый мальчик, дорогой для нас мальчик на веки веков! Не забудем же его никогда, вечная ему и хорошая память в наших сердцах, отныне и во веки веков!
– Так, так, вечная, вечная, – прокричали все мальчики, своими звонкими голосами, с умиленными лицами.
– Будем помнить и лицо его, и платье его, и бедненькие сапожки его, и гробик его, и несчастного грешного отца его, и о том, как он смело один восстал на весь класс за него!
– Будем, будем помнить! – прокричали опять мальчики, – он был храбрый, он был добрый!
– Ах как я любил его! – воскликнул Коля.
– Ах, деточки, ах милые друзья, не бойтесь жизни! Как хороша жизнь, когда что нибудь сделаешь хорошее и правдивое! (...)
Какая прекрасная атмосфера преисполняет эти слова... Это атмосфера Общины. Каждый человек, если он не отпетый негодяй от самой колыбели, хоть когда-то испытывал созвучные переживания и устремления. Жить ради хорошего и правдивого в добром, свободном единстве со всем божьим миром и собратьями-людьми. Зачем надо иначе? Признаемся себе честно: душа человечества уже очень и очень давно исстрадалась по такой жизни и устала от несовершенства людей.

Хотя нет, это звучит слишком невнятно. Она устала от злости, эгоизма, похоти, трусости, низости и идиотизма двуногих, их вечного самооправдания, ханжества и лени, их мелочности, легкомыслия и бессердечности, их несправедливости, самопотакания и ужасающего невежества. Так оно вернее будет.

А помните рабочих Маяковского? Продрогшие, голодные и измотанные, как счастливы они, что трудятся не напрасно, что полезны миру, что вносят вклад в создание чего-то действительно стоящего и грандиозного! Их чистое состояние трудно понять булькающим в пресыщении эгоистам. В нечеловеческих, лютых условиях построители будущего работают плечом к плечу, радостно, со всей искренностью и самоотдачей, вместе снося бытовые невзгоды и посылая все мысли и силы, всё до последней излучинки светлому завтра. Друзья, товарищи и братья с одной мечтой на всех. Сама материя в почтении склоняется перед ними, горящими огнем истинного братства. Надругаться над их чаяниями – значит плюнуть в самое святое, что есть на земле.
Я знаю - город будет,
я знаю - саду цвесть,
когда такие люди
в стране в советской есть!
Как бы ни исходились желчью циники, скептики и прочие –ики, такие люди правда были. Есть и сейчас. И нужны миру как никогда.


Христос говорил о Царствии Божьем внутри нас:
где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них .
В одной коротенькой строке, всего в двенадцати словах, выражена и сущность Общины, и Её предназначение.
Многие знают икону Андрея Рублёва «Троица». Казалось бы, три ангела за столом сидят, что ж с того? А ведь между ними Царство Небесное... Не смогло бы Оно на землю снизойти, если бы не были они братьями духовными, если бы иначе друг к другу относились.
Христос сравнивал Царство Божие не с самими хлебами, но с малой закваской, что меняет все тесто. С незаметным зерном горчичным, что, пока сеется, есть меньшее из всех семян на земле, а вырастая, всходит и становится больше всех злаков и пускает большие ветви, так что под тенью его могут укрываться птицы небесные.
Есть много хороших и ярких образов, чтобы объяснить Общину. Например, бочка, полная вина или мёду. Доски в бочке – это люди, общинники, а стальные обручи на боках – братское единство между ними. И если хоть одна досточка гнила – не познать сосуду содержимого благородного. Только крепкую бочку можно наполнить славным напитком. Только в Общину может пролиться Царство Небесное, чтобы утолить духовную жажду мира, наделить его истинным смыслом существования, одарить возможностями, открыть новые горизонты.

Многие слышали о Лестнице Иакова, об Иерархии Ангелов. Но многие же по невежеству думают, что Высшие отдыхают где-то в радужных сферах божественности, изредка бросая отрешенные взгляды на копошение внизу.
Как бы не так. На самом деле, Их сострадание и любовь к людям просто безграничны. Мы даже вообразить не можем пламенности, чистоты и мощи Их чувств...
Но существует Закон, согласно которому невозможно менять течение планетарной эволюции снаружи. Это осуществимо только изнутри, ногами и руками человеческими. «Изнутри» значит, что даже самым Высшим нужно родиться в земном немощном тельце, потерять всезнание, божественность, чистоту и даже память – и снова начать принадлежать карме человечества. Всё ради того, чтобы улучшать мир. Люди будут поражены, когда узнают, Кем были многие любимые и дорогие их сердцам исследователи, мыслители, святые, гении, воители и творцы, посвятившие жизнь служению благу и вечной Истине.
Не затхлые и постылые совещания политиков или грызня за рынки сбыта двигают человечество вперед. Его на своих плечах несли и несут подвижники, неустанно вдыхая жизнь в его то и дело грозящие мертвенно похолодеть уста. Известные на весь свет и скромно идущие вдали от любопытных глаз, сотрудники Иерархии Света зримо и незримо, но всегда неутомимо, в отречении от заслуженного блаженства продолжают трудиться в земном аду для лучшего будущего людей, записывая страницы той самой, настоящей Истории, что «пишется помимо историков».
3(Урга).3.I.23. Утверждающий Общину способствует ускорению эволюции планеты. Всякое окаменение и неподвижность будут означать возвращение к первичным формам.
Обратите внимание на историю прошлого; вы увидите ясные толчки преуспеяний, вы наглядно увидите, что эти толчки совпадают с проявлением идеи общины. Разрушались деспотии, проникали достижения науки, возникали новые способы труда, сияли благие дерзновения, когда развертывалось знамя общины.
Если бы человечество чаще мыслило об общине, оно давно уже вступило бы в мировое понимание Общего Блага.
Академия Платона, орден Франциска Ассизского, школа Пифагора, Апостолы Спасителя, сокровенные ашрамы Индии и Тибета, буддийские сангха, христианские монастыри, рыцари Круглого Стола, первые коммуны, Франкмасоны и Розенкрейцеры в начале своем, братства алхимиков, Теософское Общество и многие, многие другие – всё это были попытки Мудрых просветить мир, образумить его, утешить и привести, наконец, к счастью.

С начала истории Общине суждено было стать всемирной.

Можно без всяких оговорок утверждать, что Община – самое естественное состояние мира. Представим, что почки вдруг пошли войной на глаза, язык от обиды на желудок с кишечником отказался глотать пищу, а лёгкие пожалели кислорода для мозга. Забавно, да? Скорее, страшно: нетрудно догадаться, что именно такое зрелище являет сейчас собой наш мир. В итоге нет того органа – той страны или народа – которому могло бы быть действительно хорошо в этом бедном, ополоумевшем, сотрясающемся в непрерывных муках теле человечества.
Но надо сказать, что когда-то наша планета знала расцвет. Значит, это возможно. Махатма Кут Хуми не без тоски вспоминает о той эпохе:

Когда-то было время, когда от моря до моря, от гор и пустынь севера до великих лесов и равнин Цейлона была только одна вера, один боевой клич – спасти человечество от страданий невежества во имя Того, кто первый учил солидарности всех людей. А сейчас? Где величие нашего народа и Единой Истины? Это – вы можете сказать: прекрасные видения, которые когда-то были реальностью на Земле, но угасли подобно свету в летний вечер. Да, теперь мы находимся среди борющихся людей, упрямых, невежественных, ищущих познания истины, и все же не способных ее найти, ибо каждый ищет ее только для своей собственной частной пользы и удовлетворения, не уделяя ни одной мысли другим.

Вообще, сколько еще прекрасных цитат нужно привести, чтобы читающие загорелись и прониклись этой священной Идеей? Величайшие мудрецы, писатели и святые на всем земном шаре в один голос говорят, что без Общины нет жизни человечеству. Кажется уже, что эта истина настолько насущна, так наболела и так выстрадана, что если молчать о ней – камни возопят.

Сколько можно соглашаться, бездействуя? Вера без дел мертва есть. Благословенный Шанкьямуни Будда говорил: «Нужно различать понимающих и соглашающихся. Понявший Учение не замедлит применить его в жизни. Согласившийся будет кивать головой и превозносить Учение, как замечательную мудрость, но не применит эту мудрость в жизни. Согласившихся много, но они как сухой лес, бесплодны и без тени, только тление ожидает их. Понявших мало, но они как губка, впитывают драгоценное знание и готовы драгоценной влагой омыть скверны мира. Понявший не может не применить Учение, ибо понимая целесообразность, он получает его, как исход жизни».

Рассудительные товарищи, привыкшие душить безотчетное и светлое веление сердца умствованиями о невозможности воплощения мечты в жизнь, могут дальше не читать. Зачем?

Не надо вздыхать о своей мнимой слабости и ничтожестве. Пусть люди знают, что жажда служения Небесам притягивает возможности свыше. Из Надземного мира человечество выглядит как бы темной равниной, густо покрытой дымным туманом, среди которого – чрезвычайно редко – встречаются искры и светочи чистых сознаний, томящихся по сотрудничеству с Богом. Когда люди ради этой великой цели собираются вместе, сознательно создавая братские, общинные отношения друг меж другом, пусть будут уверены: если все сделано правильно, ведущая рука не замедлит, когда будут годны. Огонь добывается трением. Есть палочки, сухие веточки, мох. Всё это напряженно трут, и поначалу изменений с виду нет, но температура растёт. Вдруг появляется легкий дымок – и всё вспыхивает разом! Огонь пришёл.

Сотрудничество будет. Это правда. Не зря Сам Спаситель сказал:

Мф 6:33
33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

Ищите и обрящете.
Стучитесь, и да откроется вам.

Сейчас для помощи человечеству сотрудники среди людей Иерархии Света нужны как воздух. Елена Рерих писала о главной Общине планеты, священной Шамбале:
Община есть Маяк и единый Якорь человечества. Так, лучшие люди обязаны всячески облегчить Им Ношу Непомерную. И как велика должна быть признательность наша к этим Высоким Духам, которые веками жертвовали собою и продолжают жертвовать заслуженным Ими высшим счастьем, лишь бы облегчить рок человечества, лишь бы удержать планету от гибели!

Это не совсем вступление к статье. Это зов, воззвание, призыв к тем, кто всем своим существом понимает, что не может сидеть сложа руки, когда в его силах сделать мир лучше. Имеющий уши да услышит.

Надо дерзать. Мировое Братство не может начаться иначе, как с братства малого.

И дальше будет рассказано, как это сделать.

Ответить

Вернуться в «Наши печатные работы»