"Сокровища Чаши"-сюжетные линии.История Наврунга (сокращено)

Статьи и беседы из/в других форумах. Тематические подборки из Учения, статьи об Основах Учения и т.п.

Модератор: Sophia

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:12 pm

Время шло, а солдаты из форта Удий не то что не давали повода для нападения – они вообще перестали посещать порт, что всячески исключало возможность обвинить их хоть в чём-то.
Рум Берт не находил себе места. Время шло, и промедление не давало ему возможности зарабатывать огромные деньги, да и король мликов, пьяница и эксцентрик, мог в любой момент передумать.
Надо было что-то менять.
Покровителем Рума Берта был Ракшас Ялонг Бий.
Их встреча произошла в тот же день, когда Тимлоа Кай прибыл в форт Удий.
Они стояли на большой веранде дворца короля мликов, Элиихи Клаун Морта, и смотрели на океан и небольшой остров, на котором и располагался форт Удий.
Скалистый остров почти не имел растительности, со всех сторон был окружён океаном, и потому незаметно приблизиться к его стенам по суше не представлялось никакой возможности. Только по воздуху.
Разговор шёл размеренно, каждый из них знал, к чему, в конце концов, он придёт, но этика переговоров настаивала на постепенном переходе к соглашению, которое уже созрело в уме каждого.
- Уважаемый Ялонг, вы же понимаете, что грузовые виманы Торговой Федерации не справятся с задачей переброски и высадки десанта так успешно, как сделают это десантные виманы ваших подданных.
- Да, я знаю.
- А потому ваша помощь была бы неоценима. Нам нужны ваши подданные, свободные воины и их виманы.
- Я понимаю.
Рум специально не называл их пиратами, чтобы не злить Ялонга. Ялонг думал. Он понимал, что без него не обойтись, и взвешивал, что он может потребовать взамен. И вот, когда решение его созрело, он ответил:
- Что вы можете предложить мне за оказанную вам помощь?
- Всё зависит от того, какую помощь вы нам сможете оказать. Если только виманы – то деньги. Если вы возглавите захват форта и будете отвечать за успех операции в целом, а также повлияете на Совет Конфедерации, который примет решение о придании островам Торбея статуса свободных от обязательств перед Конфедерацией, то, безусловно, – партнёрство в будущих прибылях.
Ялонг знал, что ему не нужны деньги. Ему нужна была власть, влияние в Торговой Федерации, и это был прекрасный ход для него.
- Я соглашусь на голос в Совете директоров Торговой Федерации. Остальное меня не интересует.
Это был удар под дых. Такой наглости Рум не ожидал. Это будет очень трудно сделать, даже с учётом тех перспектив, что открывались перед ТФ в случае поддержки Ялонга.
ТФ состояла из свободных граждан, и каждый голос был подкреплён капиталом, внесенным в Устав ТФ. Просто так взять и ввести в состав Совета ТФ человека, пусть даже такого влиятельного и известного, как Ялонг, было делом отнюдь не простым, требовало множества переговоров и, как следствие, – уступок другим членам Совета. Рум понимал это и потому не спешил с ответом.
Ялонг понимал всё, что происходило в этот момент в голове Рума, и не торопил его с ответом. Он примет его условие, дело только во времени.
- Я не могу обещать вам это место, пока не переговорю с несколькими самыми влиятельными членами Совета.
Рум волновался. Это был очень ответственный шаг. И само главное – отказать Ракшасу он не мог. Это было равносильно самоубийству.
Ялонг тоже понимал это.
- У тебя нет выбора, а потому ты начинай свои переговоры, а я начну свои приготовления.
Точка в переговорах была поставлена.

***
Научить воинов Братству. Это было очень трудно. А с учётом недостатка времени – почти невозможно.
Наврунг третий день бился над практическими упражнениями Круга, но дальше известных границ магического нагнетения энергии у него дело не шло. Всё ограничивалось волей участников, волшебства же Братства не возникало. И резервуар беспредельной мощи, который был богатством Братства, не открывался.
Такими усилиями они могли продержаться какое-то время, но победить – вряд ли.
Не хватало силы, интенсивности, чистоты братских чувств. Как ни странно, но только сердечное родство участников могло переродить Круг в Братство.
Но как открыть в людях это братское чувство? Как научить их Братству?
Этот вопрос стал самым главным для него. Отец ничего не мог ему подсказать. Он понимал, что сын взялся за почти невыполнимую задачу, которую на веку Тимлоа никто решить так и не смог. Но близость Наврунга к Сынам Света, претворивших Братство на Земле, всё-таки давала надежду на прорыв.
И вот ночью Наврунг увидел Гьянга.
Это не был вход в духовном теле, как бывало раньше. Это был как бы сон, но не сон. Они стояли на берегу океана, и Гьянг смотрел вдаль, а Наврунг был объят счастьем, но не волнительным, а спокойным. Гьянг заговорил:
- Можно от одной свечи зажечь тысячу свечей. Но если нет огня, то как зажечь? Можно от одного сердца передать смысл другому. Но если смысла нет, что передавать? Чтобы научить Братству, ты должен быть объят идеей Братства, как факел бывает объят огнём.
- Но я, кажется, понимаю её…
- Понимать не значит владеть. И зеркало светит от солнца, но то не его свет. Ты сам должен стать солнцем, чтобы суметь возжигать сердца приносимыми смыслами.
- Но как это сделать?
Гьянг молчал. Он смотрел вдаль. В этом сне он был высок ростом, даже выше Наврунга, и взгляд его, казалось, лучился иным светом, чем можно было себе представить в том мире, откуда Наврунг пришёл.
Гьянг повернул голову к Наврунгу.
- Хорошо, я покажу тебе Братство.
И вот уже другие небеса, другой мир, другое время.
Они спускались с холма в долину, где был небольшой город.
Наверное, что-то произошло с чувствами Наврунга, но он стал ощущать мир совсем иначе, чем привык. Если ранее он мог вдохнуть воздух полной грудью и ощутить запахи листвы, и травы, и цветов, то здесь он вдыхал воздух, но не запахи проникали в него, но смыслы. Это было удивительно осознавать, но такова была реальность этого чудесного места.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:14 pm

Издалека были слышны стуки молоточков, что-то активно строили. На большом валуне, вросшем в землю, сидел пастушок и выводил мелодию удивительной чистоты, но пас он не овец или коз. Его музыка привлекала и завораживала небольших крылатых фей, ростом с флейту. Они летали вокруг, исполняя удивительные танцы, создавая атмосферу волшебства вокруг молодого флейтиста. Он играл ради красоты, они танцевали, и в этом был смысл жизни этих замечательных существ. Они ткали волшебство, как ткачи ткут ткань. Это волшебство, как дымка, обнимало собою травы и камни и опадало на них, как роса. Эту росу собирали местные жители и использовали её для творчества. Здесь не было нужды добывать пропитание, и главным занятием являлось создание красоты во всех мыслимых и немыслимых видах. Росу фей использовали, как мы используем глазурь для покрытия предметов из глины. Роса эта придавала всем произведениям атмосферу волшебства и хрустального звучания - такого другими способами очень трудно было достичь.
Всё это Наврунг понял в мгновение ока, и ему даже захотелось поучаствовать в творческом процессе создания произведений искусства, вылепить чашу и окунуть её в волшебный раствор, осушить в лучах утреннего солнца и выставить на общую радость. Такое воодушевление, по-видимому, что-то изменило в пространстве вокруг города, тихая музыка, доносившаяся со всех сторон, стала веселее, и жители стали один за другим выходить из своих домов поприветствовать того, кто преисполнился радости предчувствия творчества.
Подходя к городу, Наврунг видел их, выходящих к нему навстречу с радостными улыбками. Не было среди них очень старых или очень молодых, все были красивы и как-то, удивительным образом, преображены, как если бы недостатки земные отошли, но осталось лишь совершенство их душ, ставшее вдруг видимым и преобразившее их лица.
Но самое главное – было нечто общее во всех них. Несмотря на различные одеяния и непохожие лица, было что-то, что объединяло их.
С первого момента этого сна Наврунг испытывал к Гьянгу такие близкие чувства, как если бы тот был отцом ему, даже не ему, а его душе, и доверие его было так велико, что не было на земле силы, заставившей бы усомниться Наврунга в своём Учителе. Здесь же эти люди смотрели на него как на родного: было в нём то, что было и в них, и это было очевидно и для него, и для них, и для Гьянга.
- Учитель, кто все эти люди?
- Они твои собратья.
- Но почему так?
- Каждый имеет в Надземном обитель родственных душ. Это родство ткётся многие жизни, и причина ему – родство в духе.
- Но что такое родство в духе?
- Оно имеет причиной происхождение душ. Души рождаются во Вселенной однажды, и под одной звездой рождаются сонмы их. Те, что в этом мире имеют примерно схожий уровень развития, приходят в обители родственных душ.
- Тут таких много?
- О да. Гораздо больше, чем селений на земле. Есть те, кто выше, и те, кто ниже. Отличаются они светимостью и красотой. Потому и упражняются все в красоте, что она позволяет потом уйти выше.
- Но куда выше-то?
Гьянг улыбнулся.
- Нет пределов красоте и Свету. Она везде, и всё есть лишь градации её. Всё стремится к лучшему. И люди тоже.
Между тем они спустились к входу в город. Всматриваясь в лица, Наврунг понял, что он – хоть и младший, но брат всем этим людям!
Это было удивительное чувство. В нём были и радость, и воодушевление, и удивление, и чистота, и главное – он понимал, что и они точно так же понимают его, как он их. Слёзы радости навернулись ему на глаза, и весь остальной мир практически перестал для него существовать. Некое подобие экстаза счастья затопило собой душу.
И с этим чувством он и проснулся.
Он не сразу понял, что всё закончилось, и слёзы ещё орошали его щёки. Он плакал во сне, и это были слёзы счастья. Весь организм был потрясён увиденным и узнанным, теперь он знал, что есть те, кому он дорог, и это знание настолько занимало его, что весь остальной мир показался неважным, несуществующим. Возвращаться к реальности не хотелось.
Однако начинался новый день, и время не ждало.
Но теперь он точно знал, что такое Братство, и чувствовал, что теперь сможет передать это Знание другим.

***
Солнце ещё не нагрело безжизненные камни, а Наврунг и двенадцать претендентов на вхождение в Братство уже стояли в тени скалы у кромки воды. Океан дарил прохладу, и тень скрывала их от тяжёлых и неумолимых солнечных лучей, так что ничего не мешало воинам слушать его.
Был среди них и его отец. Он чётко знал, что сын ведёт их тропой высокой, и вовсю старался понять, о чём тот говорит. Понять и применить.
- Вы должны понять, что сила Братства велика, но лишь когда единство достигнуто. Можно сравнить это единство с производством домотканого полотна. Каждый момент понимания единства будет вашим вкладом в общее дело. Каждый момент розни будет уничтожением той части полотна, что покрывает вас. Сегодня мы начнём практику Братства, как её практиковали Сыны Света. Если кто-то не согласен с этим, пусть лучше уйдёт сразу.
Никто не шелохнулся. Подождав несколько мгновений, Наврунг продолжил:
- Основа Братства – это доверие и самоотречённость. Не может быть братом робкий или уклончивый человек. Не может быть Братства там, где не доверяют друг другу. Братство может быть лишь там, где каждый берёт на себя ответственность за свой труд и своё участие. Так будем и мы этому учиться. Сегодня – практика доверия. Вечером устроим испытания. Разбейтесь на пары. Один пусть завяжет глаза, другой пусть подсказывает ему, как идти. До обеда пусть один ходит с завязанными глазами, после обеда – другой. Не старайтесь уберегать друга ото всех опасностей, пусть вы набьёте синяки. Но доверие от этого не должно разбиться вдребезги. Учитесь доверять полностью, до самого конца. Так приблизимся к понятию Братства.
Воины разбились на пары, как хотели, и стали карабкаться вверх.
В тот вечер все они, ободранные, измождённые, но довольные, предстали перед своим Мастером на вершине горы, венчающей остров.
- Посмотрим, как вы научились доверию. В парах продемонстрируйте, что можете.
Один за другим они стали пересекать путь в одну лигу. Наврунг смотрел, какова поступь, каковы движения рук и губ, кто и как подсказывает.
После поменялись, и обратно пошли другие.
Уже была ночь, когда экзамен закончился.
- Вы плохо справились. Я не увидел ни у одного твёрдой поступи, все шли осторожно и убоявшись.
Возникла пауза. Тимлоа, отец Наврунга, встал и спросил:
- Но как было идти? Тут же всюду торчат острые камни! Мы слушали советы провожатых и ходили осторожно, чтобы не переломать кости.
- Тимлоа, ты знаешь, что такое доверие Силе. Ты знаешь, что такое доверие скорости. Неужели ты будешь осторожничать, когда скорость твоя в десять раз выше скорости других воинов?
- Нет, я буду спокойно делать своё дело.
- Так и здесь. Надо настолько доверять друг другу, чтобы можно было спокойно делать своё дело. Это непросто, но без этого вам Братства не видать. А ведь практика самоотречения ещё сложнее.
Все сидели понурые и понимали, что в этот день не справились. Наврунг встал:
- Завтра на рассвете поменяетесь в парах. Возьмите других напарников. К вечеру опять буду испытывать вас здесь.
Нельзя сказать, чтобы ребята трудились плохо, вовсе нет. Они старались, и очень. И это было видно и им самим. Но доверие должно было быть полным, до самой глубины, и это должно отразиться в осанке. Идущий в доверии шагает как по широкой дороге там, где отвесные утёсы и шквалистый ветер. Эти шли осторожно. Пока.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:15 pm

Следующий день показал, что идти достойно, гордо выпрямившись, всё-таки некоторые могут.
Двух особо достигших желаемого результата Наврунг выделил из всех. В свете костров на окраине форта они ходили попеременно и остальные сидели и наблюдали. Учились тому, как надо действовать в полном доверии. Это было красиво и удивительно, ведь те, кто осторожничал, получали гораздо больше синяков и ссадин, чем эти двое. Вот уж, действительно, доверие – сила!
На третий день все работали с сильным желанием достичь того результата, что видели они ночью при свете костров.
И вот к концу пятого дня у всех это получилось.
Наврунг ликовал. Отец подошёл к нему:
- Сын, такого результата я не видел ни разу в жизни, а я многое повидал. Верно, рука Сына Света тут?
- Что ты, отец. Ребята стараются и помогают сами себе.
- Наверно, ты очень хорошо знаешь, что делаешь, раз у тебя получается так.
- Я видел, что такое Братство, отец. Мой Друг показал мне. И я ни с чем это не спутаю.
- Тогда у тебя точно получится. Я горд тобой, сын.
Отец ушёл. А Наврунг долго ещё размышлял о практике завтрашнего дня.
Во сне пришёл Гьянг. Они опять стояли на берегу океана и молча смотрели вдаль.
- Твои делают успехи.
Голос Гьянга был задумчив, но ласков.
- Они стараются изо всех сил.
- Да, но этого мало. Ты знаешь, что такое Братство, они – нет.
- Я думаю, у меня получится им объяснить.
Гьянг улыбнулся:
- Из всех неофитов ты самый храбрый. Стараешься объять необъятное и объяснить необъяснимое.
Они опять замолчали. Молчание нарушил Гьянг:
- Нельзя объяснить то, что можно лишь передать. Я помогу тебе, атлант.
Наврунг проснулся. Это сладкое чувство Высокого Собеседования было с ним всё утро. Такое невозможно забыть. Но он заметил, что стал уже привыкать к беседам с Учителем во сне. Его наставления ложились на удобренную почву размышлений и стремлений и потому помогали многое понять, хотя сказано было всего ничего.

***
Практика самоотречения проходила в подземелье форта.
Это было вырубленное в скальной породе помещение, специально приспособленное для психологических испытаний.
- Та цель, к которой мы идём, – это приобщение к озарению о том, что такое Братство. Ни один человек не может понять на практике Братства, если озарение не придёт к нему. Но чтобы озарение пришло, требуется приложить немало усилий. Это мы и делаем.
- Но что такое озарение?
Петерцеен Кум был на голову выше всех остальных и мощнее, но душа его была тоньше устроена, а потому иногда он задавал вопросы как ребёнок.
- Когда некий смысл ворвётся в твою душу, и опалит её, и удивит, и одарит чем-то важным, и ты поймёшь то, что не понимал ранее, – это и будет озарение смыслом. Именно так вы, воины, должны понять Братство. Пока этого понимания не будет у вас, Братство не состоится и энергии тысячекратной силы не проникнут через вас на поле брани.
- А оно точно будет, озарение?
Действительно, Кору Манн был прав, не так просто получить озарение. Тем более детям простых тружеников и воинов.
- Мы практиковали доверие. Ты понял, что это такое?
- Да, я понял.
- Просто доверьтесь мне. Озарение будет.
После того как воины научились ускоряться, авторитет Наврунга был непререкаем, и, если он говорил, что будет, значит, будет.
Практика самоотверженности состояла в том, чтобы под гипнозом воины показывали, как будут себя вести в опасных ситуациях. Наврунгу предстояло внушать им различные ситуации и наблюдать, как они, совершенно убеждённые в действительности с ними происходящего, будут себя вести.
Зал был большим, пол – ровным, и в тот день все они вдоволь насражались с внушёнными им полчищами врагов и страшными чудовищами.
К вечеру стало ясно, что Наврунгу достались очень храбрые ребята: с самоотверженностью проблем не было ни у кого. Хотя бы это радовало.
Перед сном Мастер произнёс такие слова:
- Все вы должны помнить, что боги охраняют сон таких славных воинов. И боги так же охраняют их и на поле брани. Но вы должны знать, что боги дают озарения и только они выбирают тех, кто должен быть озарён. Воспринимайте будущее озарение о Братстве как Дар богов, цените его, даже ещё не получив. Молите богов и ниспослании его, я же буду молить их со своей стороны. Его послали мне, и, если вы будете молить самоотверженно, так же, как сегодня сражались, боги пошлют и вам.
Все разошлись. Огонь в очаге играл светом, а Наврунг вспоминал слова Гьянга о том, что он пытается объять необъятное и объяснить необъяснимое.
«Вот мы и посмотрим, насколько это невозможно», - подумал он, и сон унёс его в те дали, о которых кто-то слышал, но мало кто посещал.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:15 pm

Последующие три дня прошли в тренировках скорости и молитвах о ниспослании Огня Братства. К исходу третьего дня Наврунг собрал своих двенадцать учеников в Подземелье испытаний. Зажгли факелы и благовония, все вместе вознесли молитвы богам и застыли в ожидании.
Гьянг учил, что от одного факела можно зажечь остальные и от одного разума можно передать другим. Раз это возможно, следует эти знания применить.
Отец Наврунга был прирождённым магом и владел многими секретами магического мастерства, но относился к этому как к увлечению, а не к работе.
Однако сейчас он выступал в роли Святителя. Чтобы помочь воинам в получении озарения и ускорить его получение, следовало намагнитить их сознания, увеличить внутренний магнетизм. Как поймать стрелу проще, если летишь с ней рядом, так поймать озарение проще, если напряжён хотя бы примерно так, как то сознание, что это озарение послало. А без пославшего тут явно не обойтись.
Наврунг был уверен, что Гьянг использует все возможности, и надо было помочь воинам принять благостные посылки.
Разместились в круге, и Наврунг занял срединное место.
Тимлоа начал петь. Это был древний напев, и не слова были важны, но ритм. Все подхватили, и вот уже напев раскатывался под сводами подземелья. Слова напева говорили о существовании всесильных светлых богов и создавали торжественный настрой. Но ритм делал удивительное – он как бы электризовал всех присутствующих. Они впали в подобие транса, и полчаса спустя волосы стали становиться дыбом от накопленного электричества.
Ещё некоторое время спустя от их тел стал исходить свет, но на это никто не обращал внимания. Наврунг был сосредоточен на понятии Братства, как он его знал. Он ощущал как бы некую эссенцию смысла, и ничто более не занимало его разум.
Когда первые лучи солнца коснулись земли, в отверстие в потолке пробился солнечный свет и обряд закончился. Придя в себя, воины встали. Все были задумчивы и быстро разошлись по комнатам. Весь следующий день они продолжали молитвы, и Наврунг посещал их одного за другим, обсуждая то, как каждый из них понимал Братство.
Действия последних дней не прошли даром. Их сознания углубились значительно, ум стал гораздо яснее, и понимать каждый из них стал как никогда прежде.
И вот в процессе бесед и стало происходить самое интересное.
Посредством молитв и нагнетаний электричества в сознание они стали более восприимчивы к идеям, и теперь слова Наврунга ложились на подготовленную почву, а молитвы и устремления к богам сделали Знания о Братстве желанными.
Каждого из них Мастер спрашивал:
- Что понял ты о Братстве?
И каждый отвечал, как мог.
Видя нить мысли, Наврунг в беседе вёл эту нить в ту область, где он Знал, что идея Братства проникнет в сознание и принесёт свой урожай в виде открытия понимания.
Каждый приходил к пониманию того, что Братство собой представляет, и, лишь когда Наврунг убеждался в том, он шёл далее, к следующему.
В тот день не было ни одного, кто бы не понял. Это было тем более удивительно, что о Братстве эти люди узнали совсем недавно, несколько дней назад. Верно, Гьянг был тут неподалёку и помогал своему ученику испытывать сердца друзей и передавать им знания без искажений.
Радостны были лица узревших. Вечер провели в молитвах.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:16 pm

Ночь принесла счастье общения. Пришёл Гьянг. Но в этот раз они стояли под ночным небом и смотрели на звёзды.
- Ты правильно уловил, что лишь собственные усилия могут привести к озарению и что углубление сознания магнетизмом способствует тому.
- Я очень старался, Учитель…
- Теперь тебе предстоит самое трудное. Извлечь пользу из этого урока. Ты вдохнул в них ясный свет знания о Братстве. Но как теперь сможешь ты Братство осуществить?
- Но, Учитель, у нас есть цель.
- Да, и цель эта – спастись в грядущей бойне, я знаю. Но что дальше?
- Я не знаю, Учитель. Наверное, будут ещё новые битвы, и эти ребята смогут и в них проявить себя…
- Жизнь воплощённых слишком коротка, чтобы так ценить её. Думай другими числами. Не жизнь, а жизни. Не страна, а страны – и тогда тебе станет ясно, зачем я помог тебе собрать этих людей.
- То есть моё задание не исчерпывается победой в этой битве и возвращением в Город Золотых Врат?
- План имеет более чем один пункт, но Братство созданное неуничтожимо.
Воцарилась пауза. Звёзды здесь были ярче и удивительно чище, чем на Земле. Наврунг любовался ими и обдумывал слова Гьянга.
- Но как я смогу объяснить им?
- Не надо слов. Знай сам, это уже много.
Опять пауза, опять звёзды и новые мысли.
- Учитель, как условия Круга перенести на Братство? Просто действовать также?
- Ты опять не понял самого главного. Сродство сердец и исполненные условия приближения дают соединение с шестым состоянием материи в самый момент осознания сродства. Не нужны мантры и заклинания, не нужны искусственные меры, как это принято в Круге. Оставь лишь распев ритма огня и отправляй воинов по три. Их основная природа сделает всё сама.
- Мне просто отправлять их и всё?
- Да, они будут неутомимы не потому, что участвовали в ритуале, но потому, что сердца их соединены.
- Учитель, мне становится ясно, что такое Братство… Это не место и не время, это акт соединения сердец… Как это просто! Но почему по три?
Гьянг улыбнулся своей звёздной улыбкой.
- Ты хочешь знать всё и сразу. Союз трёх более устойчив в бою. Ты увидишь. Просто делай так.
Сон закончился, но полученные знания окрыляли. Теперь он знал, что делать.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:17 pm

Настало утро, когда двенадцать узревших воочию идею Братства собрались в Большой Круг. Им предстояло приступить к практике большого Круга Братства.
- Вы должны понимать, что идею Братства надо полюбить всем сердцем, только так она сможет раскрыться в ваших сердцах. Братство лежит не в области ума и не в области чувств, но в области сердца. А сердечная энергия неистощима. Поняв эту идею всем сердцем, приняв и полюбив всем сердцем, только так вы сможете быть неутомимыми в бою. Сердце подобно солнцу. Оно светит всегда и никогда не знает утраты силы. А теперь скажите мне, мои воины, как вы понимаете Братство, состоявшееся среди нас.
И вышел вперёд Клус Маг, старший офицер, и сказал:
- Я не знал, что такое Братство, пока не узнал его здесь. Понял я, что нет разделения в нём. И каждый несёт всю ответственность перед всеми, и каждый заботится обо всех, как о себе. Скорее сам встану в бой, чем позволю кому-то пасть. Так чувствую.
- Но что Братство для тебя?
- Основа жизни. Теперь я не смогу иначе.
- Ты хорошо сказал.
И вышел вперёд Тимлоа, отец Наврунга:
- Если и есть в мире то общество, которое подобно союзу богов на небе, так это Братство на Земле. Я долго искал, как воплотить в жизни свои мечты. Теперь я знаю, как воплощаются они. Братство – вот имя их воплощению. Это то, что я искал.
И вышел Хья Нум:
- Раньше я знал, что надо сражаться и выжить. Теперь я знаю, ради чего мне надо жить. Братство полагается мною как земная обитель, и нет на земле выше смысла, чем Братство, а раз так, то ради него стоит жить и умереть.
И вышел Крогс Хина:
- Наши братья, кто знает меньше нас в ускорении, но не меньше нас по духу, смогут стать как мы. Они смогут понять ускорение, ведь теперь мы – одно.
Встал Гиско Чой, один из неуспешных:
- Я понял, что вне Братства мне нет желаний. Идея Братства как путеводная звезда, и теперь, когда мой взгляд коснулся её, я не мыслю иного пути.
Встал застенчивый великан Петерцеен Кум:
- Ну, нет ничего важнее. Если долго смотреть на солнце, то потом оно будет всюду, куда ни посмотришь. Когда я понял Братство, теперь я всюду вижу его. Мне такая жизнь по нраву. А Мастер вообще волшебник. Вот.
Он растрогался и сел, утерев нос.
Сказали и все остальные.
Понял Наврунг, что идея Братства увлекла их. Они были искренни в своих чувствах, эти недавние рубаки. Теперь осталось малое – подтянуть отставших, неуспешных в ускорении.
Скажи мне, Хья Нум, видишь ты ту рыбацкую лодку у другого острова?
- Да, Мастер.
- Сможешь ли ты так ускориться, что волны будут как камни, а ты сможешь добежать туда и обратно?
Не говоря ни слова, Хья сосредоточился, через несколько мгновений он исчез и тут же появился.
- Я сделал, как ты сказал, Мастер. Там два рыбака и малый улов.
- Хорошо. Теперь скажи, Хья, может ли Петерцеен так?
- Я не видел, чтобы он был так быстр, Мастер.
- И я. Но сможет ли он?
- Все люди могут так, разве нет?
Наврунг перевёл взгляд на богатыря:
- Ты слышал, Петерцеен, что сказал Хья? Все могут так.
- Да, Мастер. Но мне не хватает чего-то, что поможет мне. Может, сосредоточения?
- Тебе не хватает веры в себя. Всем её не хватает. Мы сделаем так. Все пусть твердят Ритм Огня, а Петерцеен пусть пробует.
Все стали полукругом вокруг него и начали дружно нараспев: «Амита! Амита…»
Петерцеен покраснел от такого внимания и вспотел от ответственности.
Наврунг подошёл и шепнул ему на ухо: «Не бойся, друг. Просто доверься». И волнение вдруг отступило, и сосредоточение сразу же вынесло его на другие берега, как бы неведомый ветер надул паруса стремления, и вдруг голоса собратьев стали медленно-тягучими. Петерцеен испугался от неожиданности, закрутил головой, и голоса вернулись к своему нормальному звучанию.
- Что это было, Мастер?
- Это было то, чего все так долго от тебя ждали.
В тот день все ранее неуспешные поняли скорость, и не стало преград перед ними. Братство состоялось.

Последующие три дня неуспешные достигли результатов, которых от них так долго добивался Наврунг. Это было удивительно, как легко им всё давалось. Не было ничего, что не смогли бы они.
Другие, кто ранее достиг этих берегов возможностей, вовсю осваивали высокие прыжки. Одно – это ускорить собственное время. Другое – не чувствовать преград и проходить сквозь скалы, как сквозь туман. Они учились и этому.
Поистине, такого успеха и таких достижений в группе не видел ещё никто и никогда из воплощённых. Нет, наверное, в закрытых школах магии отдельные счастливцы и достигали чего-то подобного. Но так, чтобы все вместе в одно время, да к тому же во внешнем мире – нет, такого не видел ещё никто из ныне живущих. Да и в легендах о таком не говорилось.
Три дня спустя устроили учения.
Гарнизон форта разместился на двух штатных гарнизонных десантных кораблях и должен был высадиться на форт с небольшой высоты за считанные мгновения.
Группа Наврунга красной краской должна была пометить всех в момент десантирования (вместо яда), и, когда последний воин вступит на землю форта, все должны были быть помечены красной краской. Шея, грудь – вот куда надо было метить.
С рассветом два корабля зависли над площадью форта, и воины как горох посыпались из него.
Братство Наврунга за минуту до этого разделилось на три части.
Две тройки стали по бокам от площади, остальные шестеро и Наврунг разместились под навесом и стали напевать Ритм Огня. Сам Наврунг видел, как медленно, очень медленно плывут воины вниз. Как две тройки орудуют краской, помечая тех, кто уже приземлился. Времени было полно. Он отметил про себя, что если кораблей будет не два, а четыре, они всё равно успеют.
Спустя минуту человеческого времени все воины уже стояли на площади и с удивлением осматривали следы краски на своих телах, а группа Наврунга, смеясь и хлопая в ладоши, вышла из-под навеса.
Когда воины отмылись от краски, опыт повторили, но теперь уже две другие тройки метили краской выпрыгивающих из виманов атлантов. Результат был примерно тот же.
После обеда опыт повторили, но теперь уже одна тройка разрывалась между двумя кораблями. С трудом, но успели. Пока солнце не село, все тройки успели пройти этот опыт. И, когда огромное светило коснулось линии океана, этот же опыт прошёл Наврунг, но один.
Первые мгновения он легко метил всех, и ему даже стало скучно. Тогда он ускорился ещё, по медленно падающим телам воинов, как по висящим в воздухе глыбам камня, забрался в виман и пометил всех. Сначала он сделал это в недрах первого корабля. Затем ту же процедуру повторил и во втором.
Таким образом, ещё в кораблях большая часть воинов уже была окрашена в красный цвет. Он даже успевал некоторым наносить рисунки на грудь. Изображения леопардов и птиц корунцов красовались на груди многих воинов ещё до того, как они покинули корабли.
Это был не просто успех. Это был ошеломляющий результат. Маги не знали устали и отработали весь день так легко, как если бы прогуливались, а не сражались.
Теперь Наврунг был в них уверен.
В тот день, когда в форте шли учения, Рум Берт и Ялонг Бий вели переговоры. У Ракшаса всё было готово. Десять десантных кораблей вместимостью до ста воинов каждый ждали приказа, и они были способны высадить тысячу воинов за пару минут, а через полчаса – вторую тысячу. По мнению Ялонга, этого было достаточно. Рум Берт был того же мнения. Место в Совете Торговой Федерации было Ялонгу уже обеспечено проведёнными переговорами.
День вторжения был назначен на начало следующего месяца.
До него оставалось два дня.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:19 pm

И снилось Тою в ночи.
Снился ему арий, спокойный лицом и вдумчивый взглядом. Белые одежды с бирюзовым рисунком, вороненая чернота забранных на темени волос, бронза лица и заснеженные горы вдалеке…
Той любовался этим красивым человеком, но более всего ему запомнилось выражение его лица. Не просто спокойствие, но отрешённость и, вместе с тем, человечность – такое сочетание заставляло уважать этого человека. Такие всегда обращают на себя внимание, и невольно уважение людское с первых мгновений окружает их, где бы они ни находились.
Сон принёс спокойствие и чистоту ощущений, как если бы душа омылась в водах сердечного покоя. Но разве такое бывает? Той не знал, но этот человек буквально врезался ему в память.
И вот, когда солнце стало клониться к закату, а все домашние дела были уже выполнены, Той увидел этого человека, стоящего на балконе комнаты для гостей.
Что он тут делает? Ялонга в доме нет, его помощников тоже. К кому пришёл гость?
Арий повернулся к Тою. Их взгляды встретились, и маленький арий просто утонул в этих бездонных, как омуты, сияющих и спокойных глазах незнакомца.
Тот протянул малышу руку. Как заворожённый, тот подошёл к Гостю и вложил свою маленькую ладошку в его большую и тёплую ладонь. Неизведанные чувства нахлынули на малыша Тоя. Перед ним был не просто друг. Это был невозмутимый, как горы, спокойный, как море, и ласковый, как утреннее небо, человек, который видел в Тое что-то такое, чего и сам Той не знал. Доверие, детское и безудержно открытое, прорвалось в малыше, как река прорывает дамбы, и он заплакал. Тихо всхлипывая, его душа рассказывала незнакомцу, как плохо ему тут, среди врагов, чужих и злобных великанов, для которых он не больше домашнего животного, вылизывающего углы огромных залов. Его душа плакала, слёзы тихо катились по щекам, и искренность доверия ткала связь между душами сильнее, чем стальной канат. Несколько минут стояли они так.
Гость знал всё, что душа маленького ария хотела поведать ему. Тончайшая душа, она ждала дружбы и любви от людей, а наталкивалась на злобу и отчуждение, и это ранило её всё это время. И слёзы, как кровь из этих ран, струились по его лицу, капая на порванную во многих местах рубаху. Гость смотрел в его душу, как смотрят в родники, и лучи его глаз, казалось, исцеляли душевные раны малыша – так много ласки и участия было в них. Не проронив ни слова, так и стояли они, и никто не нарушал их уединённого молчаливого общения.

И вот, когда раны души затянулись и слёзы перестали истекать из них, как сок течёт из раненых растений, Гость сказал:
- Мне нужна твоя помощь, малыш.
Что может быть лучше в жизни, чем оказать помощь такому человеку? В этот момент душевного откровения Той был готов сделать для этого человека всё что угодно.
- Завтра утром, до того как Ракшас придёт в свой кабинет, нужно, чтобы ты пролил кровь из своей руки на шею говорящего пса.
Брови Тоя удивлённо поднялись. Зачем собаке его кровь? Он не замечал, чтобы она питалась вообще, не говоря уже о крови маленьких мальчиков.
- Это нужно не собаке. Так ты навсегда заставишь её замолчать. Она не скажет Ракшасу ничего об опасностях его путешествия, и если на то будет воля богов, то обратно из похода он не вернётся.
О, это была самая хорошая новость! Помочь Гостю покончить с этим злым атлантом – это было действительно Дело, и какое! Той согласно закивал, Гость улыбнулся, погладил его по голове.
- Когда хозяин не вернётся, начнётся переполох. И утром следующего за этим дня тебе надо будет бежать. Как только выберешься за стены, мы тебя найдём. Я и мой друг, он атлант.
Той опять заплакал, но теперь это были слёзы радости и благодарности за то, что этот человек хочет его спасти. Выбраться из этого ужасного места было самой заветной мечтой Тоя, он соскучился по маме, по родным и по своей деревне. Он хотел к своим горам, здесь же жизнь для него была подобна пребыванию в роскошной клетке со злыми зверями.
Гость кивнул и направился к двери. Той поспешил за ним. Ему очень не хотелось расставаться с этим человеком, подарившим ему надежду.
Пройдя коридором, они вышли в большой холл. Замок был пуст, лишь несколько стражей находились в нём. И когда Той с Гостем уже подошли к огромным дверям, выходившим на городскую улицу, произошло неожиданное. Один из стражей замка застал их, открывающих дверь на улицу. Ни секунды не раздумывая, страж метнул дротик в Гостя. Гьянг услышал свист летящего копья и в последний момент успел увернуться, так что оно пригвоздило лишь часть его рукава к дверной коробке. В падении Гьянг взглянул на атланта, замахивающегося вторым дротиком, и в ту же секунду тот застыл. Страж окаменел в тот самый момент, когда дротик уже отрывался от его руки. Так, стоя на одной ноге и касаясь кончиками пальцев почти пущенного копья, страж и застыл. Нет, он не превратился в камень. Но тело его стало твёрдым и неподвижным, как камень.
- Малыш, беги отсюда.
Той со всех ног рванулся в свою комнату. Освободив рукав от застрявшего в косяке двери копья, Гьянг посмотрел вслед убегающему Тою, затем махнул рукой в сторону стража и тут же скрылся за дверью.
Страж упал со страшным грохотом, его копьё покатилось по полу, дверь закрылась.
Страж так и не понял, что это было. Ему показалось, что кто-то стоял около двери, а затем его там не оказалось… Малыша Тоя он не видел.
Всё обошлось.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:20 pm

Солнце уже село за океан, но лучи его ещё освещали безоблачное небо; океан тихой водою одарял накалённую землю свежестью и влагой, и казалось, что весь мир наполнен успокоением и тихой свободой.
Наврунг стоял на гребне холма над фортом, вглядываясь вдаль. Ему казалось, что небо что-то хочет сказать земле, и это ожидание земли и желание небес сейчас, как елей, проникало в его душу. Он растворялся в Природе, и Природа говорила в нём. Это осознание Природы как живого существа недавно пришло к нему, и узнавание желаний небес и земли, их постоянный разговор стали занимать его всё больше и больше.
Казалось, что за этим тихим шёпотом скрывается нечто такое, что может перевернуть всю его жизнь до самого основания. Разговоры Природы манили неким таинственным смыслом, что скрывался за всем этим действом, как за горизонтом находится нечто, невидное взгляду, но важное и потому манящее.
Узнавал он, что песни небес ласковы и пространны, зовы земли настойчивы и горячи, волнения океана внешне равнодушны, но страсть вод много больше голоса земли отдаёт небесам своей жгучей любви. Знал он, что воздух плотен, много плотнее земли, хотя выглядело наоборот. Но эта видимость не останавливала его в поисках того, что дало бы понимание занебесного смысла. Он понимал, предчувствовал всем своим существом: есть нечто, что выше ласки небес и любви вод и земли, оно-то и является главенствующим природным голосом, но при этом непостижимым разумом человека – так высок был этот смысл.
Вслушиваясь в голоса Природы, Наврунг стремился понять этот занебесный смысл, и предощущение Открытий манило его, обещало дать новый смысл всему его существованию.
Он не заметил, как рядом с ним появился Гьянг.
Оказалось, что они уже несколько минут смотрели вдаль вместе – так глубоко Наврунг был увлечён созерцанием.
- Ты снова учишься.
Гьянг улыбался своему ученику искренней улыбкой обрадованного встречей человека.
- Учитель, я пытаюсь узнать смыслы наднебесные…
- Да, я знаю. Так и рождаются адепты, Лану. Они вслушиваются в окружающую Природу, и та даёт им Тайны и их самих.
- Так занебесный смысл – мой?
Наврунг искренне удивился. В поисках его он настолько забывал о себе, что, казалось, мог часами стоять так и не чувствовать своего тела.
- Ты узнаешь, что Природа объединила различные части свои тончайшими нитями взаимных влияний и связей, так что части Природы, вызванные к твоему духовному Оку, открывают тебе не только смыслы Небес, но и твои.
Они молчали. Наврунг осознавал узнанное. Так где – он, а где – Природа? И что такое Природа? Он сам? Или нет? Но ласка Природы не есть его душа, она иная.
- Скажи, Учитель, как различать мне?
- Зачем?
Этот вопрос поставил его в тупик. Действительно, а зачем? Гьянг помолчал и продолжил.
- Лишь Природа одна знает все Тайны, и, лишь соединяясь с ней, ты можешь узнать Их. А потому не разделяй.
- Но что есть эти Тайны, Учитель?
Гьянг улыбался: ему нравился неукротимый нрав ученика, всегда ищущего там, где другие и не думали, что что-то есть.
- Тайнами теми мир держится, и тот, кто узнает Их, станет одним из Держателей мира.
Эти слова поразили Наврунга в самое сердце. Значит, «Держатели мира» и есть те, кто стоит по ту сторону мироздания, его Творцы и создатели? Так он понимал эти слова.
- Ты правильно думаешь.

Слова Гьянга вызвали в его груди ещё большую бурю эмоций. То, что он так неукротимо искал всё это время, Учитель открыл ему несколькими словами, простыми и ясными, но такими важными и удивительно глубокими!
- Учитель, но откуда столько мудрости в тебе?
Наврунг задумчиво смотрел вдаль, скрестив руки за спиной.
- Там, за небесами, в чёрном, как смоль, мироздании, есть Тайны такие, что и представить себе не можешь Их. Такие не даются умозрительным размышлениям. Те, кто знает Их, владеют мудростью изначальной.
Казалось, весь мир переменился. Так значит, мудрость не ограничена этими явлениями Природы? Но как такое возможно? Мудрость нуждается в разумах, чтобы хранить и развивать её. Но что это за разумы, кто знает так? Представить себе это Наврунг не мог.
- Когда-то давно, когда нашей планеты ещё не было, те Разумы были людьми. Спустя время они стали богами. И те люди, которые живут здесь, когда-то станут такими. Если дойдут.
Слова Гьянга многое прояснили Наврунгу. Он понял, что человеческой эволюцией Разум не ограничивается, но как это должно быть – он не представлял.
- Но кто станет так?
- Лану, ими станут те, кто при жизни оставит иллюзии и отправится за правдой жизни нездешней. Такие, если будут успешны, изменят свой разум до качества Вечности, и это сделает их способными.
Небо начинало темнеть. В южных широтах ночь приходит быстро.
- Но такие важны? Природе?
- О да! Природе они как дети. Как родные дети, и Она любит их, как матери любят своих детей. И возвращать Природе её потерянных детей – вот наш Закон.
Наврунг был ошеломлён этими открытиями, он был как переполненный сосуд – так много узнал он.
Ему очень, очень захотелось приложить и свою руку к этой работе, благороднее которой он и представить себе не мог.
- Но как могу помочь я?
Природа открывалась Наврунгу такими гранями чистоты и Разума, что он не мог не восхититься ласкающими волнами Беспредельности, что касались его души и вызывали самые удивительные, самые прекрасные чувства. Восхищение, любовь к Природе как к первооснове, сознательной и оттого грандиозной, наполнили его.
- Природа воплощена в Ассургине, и ты должен это знать. Как закон имеет свои частные проявления, так и Природа имеет своего выразителя, разумное проявление. Потому знать Её и помогать Ей есть высшее счастье для того, кто понял Природу. Подумай об этом, и ты поймёшь.
Наврунг пребывал в таком удивительном состоянии расширения Знания, что идеи Гьянга не вызывали уже удивления. Как река впадает в океан, так разум Наврунга влился в единое Знание о Природе, и слова Учителя лишь сопровождали его в этом плавании, как рулевой направляет лодку. Но Знания эти открывались ему сами по себе, во всеобъемлемости и предвечной, незамутнённой красоте.
- Учитель, высшее счастье – знать так.
- Ты правильно понял.
Прошло ещё немного времени, волна чувств улеглась, оставив в душе Наврунга счастье, которого он ещё не знал. Так волны прибоя оставляют узоры на песке.
Гьянг прервал молчание:
- Завтра вторжение. Пора действовать. План ты знаешь.
Эта новость не взволновала атланта, он был готов к ней каждый момент своей жизни, а счастье от открытий этого вечера было так велико, что спокойствие не нарушилось ни на йоту.
- Спасибо, Учитель. Я буду готов встретить мликов.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:21 pm

Наврунг продолжал смотреть вдаль. Над самым горизонтом показались яркие точки. Это были виманы, подсвечиваемые зашедшим уже солнцем. Они шли на большой высоте, их было не менее двадцати, и были они не маленькие.
«Двадцать кораблей, идущих с юга. Это не могут быть корабли Торговой Федерации. Слишком много. Корабли из Ажена летают с севера – так ближе. Значит, действительно, начинается».
Наврунг быстро сбежал со скального гребня, через несколько минут он достиг форта.
Через полчаса лёгкий, быстрый виман с двумя гонцами и депешей покинул форт, устремившись на запад, чтобы, заметая следы, обогнуть три острова и взять путь на север. Они успеют – Наврунг не сомневался.
Лагерь замер в ожидании. Никто не мог заснуть. Нападение могло начаться в любой момент.

Той прокрался в комнату Ракшаса. Раннее утро давило сумраком, всюду мерещились шорохи и тени, но Той отважно продвигался к цели – говорящему деревянному псу. Утренний сумрак скрадывал очертания предметов, и, казалось, они оживали. Озноб стал бить малыша, но он хоть и медленно, готовый в любой момент пуститься наутёк, но всё же отважно продвигался к намеченной цели.
Вот и пёс. Он был высок, его холка оказалась так высоко, что малыш с трудом смог коснуться её ладонью. Для этого ему пришлось встать на цыпочки. Держа левой рукой острый осколок стекла, припрятанный накануне, он резким движением порезал правую ладонь. Густая и почти чёрная в полутьме кровь облепила пальцы тёплым и липким. Опять привстав на цыпочки, Той стал размазывать, как мог, кровь по шее пса и той части спины, что примыкала к шее. Хорошенько намазав небольшой участок, он вдобавок окровавленной рукой прошёлся ещё и по брюху деревянного пса и лишь после этого почувствовал, что работа выполнена и он может быть свободен.
Обмотав ладонь принесённой с собой тряпицей, он тихонько покинул кабинет Ракшаса. Утро вступало в свои права, начались утренние хлопоты. В каморке под лестницей, где жил Той, были хороши слышны шаги просыпающихся жильцов Замка. Его никто не искал. День закружился в привычной круговерти дел, где каждый знал, чем ему заняться. Ракшас Ялонг Бий, утром ненадолго посетив свой кабинет, покинул Замок. Его сопровождала большая свита, и улетели они на большом вимане.
Весь день и вечер ничего не происходило. Вот уже и вечер опустился тёмным пологом на город, вот уже и звёзды зажглись на вечернем небосклоне. И вечерний бриз принёс с моря запах соли и рыбы. Ракшас всё не возвращался. Неужели он и вправду пропадёт, погибнет от руки этого Гостя, что всколыхнул в малыше Тое такие глубокие чувства?
Той решил, что утро покажет. И если ему суждено стать свободным, то пусть Гость окажется прав.

Виман с гонцами летел точно на север.
Пилот Вром Дели и преданный Наврунгу Каило мчались с депешей в Аратау, к Наставнику Наврунга, Овмату Евнору. Только он сможет оказать им помощь.
Солнце уже окрасило восток зарницей, когда они увидели на горизонте Город Золотых Врат. Погони не было, никто не ожидал, что они узнают о готовящемся нападении заранее, и потому заблокировать форт не успели.
Спустя час виман их опустился во дворе Овмата. Заспанный хозяин вышел в небрежно накинутой тоге, недовольным голосом спрашивая, кто такие.
Узнав о причине такого раннего пробуждения, он весь всполошился, уронил два раза депешу. Руки тряслись от волнения, и он никак не мог развернуть свиток. Солнце уже занималось, и в свете его лучей Овмат прочёл донесение:
«Пятнадцать средних десантных кораблей… пять кораблей сопровождения и защиты… корабль управления и подавления… более десяти тысяч воинов… напали на рассвете…»
Да, это было вторжение. Но показывать эту депешу сейчас было нельзя. Если напали на рассвете, то гонцы могли прилететь, лишь когда солнце войдёт в зенит. Надо было ждать.
Ожидание это подобно пытке. Там гибнут товарищи, лучшие воины, а здесь принужден ждать, как ягнёнок на убой. Единственное, что можно сделать, – это лично подготовить крейсеры к отправке, убедиться в их полной готовности и проследить, чтобы пилоты и десантники не выходили из кораблей, чтобы отправка не задержалась ни на минуту.

Аватара пользователя
Sophia
Admin
Сообщения: 2595
Зарегистрирован: Ср сен 26, 2007 3:28 pm
Откуда: С.Посад
Контактная информация:

Re: "Сокровища Чаши" - сюжетные линии. История Наврунга.

Сообщение Sophia » Вт авг 04, 2009 6:22 pm

Утром первого дня последнего месяца лета Ялонг Бий пришёл в свой кабинет узнать у деревянного пса, грозит ли ему опасность в походе.
Пёс молчал. Ялонг стоял и ждал, но безуспешно. Пёс не проронил ни слова. Он не всегда говорил, но лишь когда угрожала опасность.
Ялонг счёл молчание своего деревянного помощника добрым знаком и с удовлетворением отправился к виману.
Поход был очень важен для него: он открывал ему врата к власти в Торговой Федерации, а через неё – и к неограниченным ресурсам и связям. Тридцать его личных воинов (почти все они были его родственниками) уже ожидали его в чреве малого десантного корабля. Виман этот использовали очень редко: обычно Ялонг использовал своё влияние, а не военную мощь для разрешения опасных ситуаций. И здесь он надеялся не вмешиваться в конфликт, но на всякий случай взял воинов как личную охрану – мало ли чего могло случиться на войне.
Вместо десяти десантных кораблей решено было использовать пятнадцать, чтобы буквально затопить обороняющихся таким большим количеством нападающих. Кроме того, их должны были сопровождать шесть кораблей охранения, оборудованных ударными электрическими установками, метающими молнии. Перед такой боевой мощью и большой форт с гарнизоном в три тысячи бойцов не в силах устоять. Но рисковать Ялонг не хотел.
Кроме того, брат короля мликов Элиихи, Раг Мвон, тоже пожелал участвовать в нападении и привёл своих шесть тысяч воинов. Резерв же Элиихи составлял ещё четыре тысячи к тем десяти тысячам. Таким образом, около двадцати тысяч воинов были готовы к нападению на маленький форт с тремя сотнями защитников.
Виман Ялонга направился точно на север. Пролетев над северным полюсом, вскоре он покинул область вечного холода. И вот, когда солнце уже стало клониться к закату, их виман опустился на южный из островов Торбея, где правил Раг Мвон. Здесь же уже дожидались все десантные и ударные корабли. Воины Рага загрузились в корабли, и вот уже виманы с двумя тысячами воинов на борту стартовали на север, в замок Элиихи.
Раг Мвон был недалёким, обросшим рыжей бородой и всклокоченными волосами мужланом, ничем, собственно, от своих диких соплеменников не отличавшимся. Говорил он с сильным южным акцентом, и не все его слова можно было разобрать. По праву высокого гостя он расположился в личных апартаментах Ялонга и всю дорогу надоедал Ракшасу похотливыми рассказами о достоинствах рыжих представительниц женского пола перед другими. Всё это происходило при обильных возлияниях эля с громкими отрыжками. В общем, дикарь и есть дикарь.
Вечер уже накрыл землю, когда флотилия воздушных судов опустилась на плато, торопливо приспособленное для такой армады кораблей. Ранее здесь так много больших кораблей одновременно не бывало.
Четырнадцать тысяч воинов Элиихи уже почти собрались вокруг плато. Они жгли костры и пировали, как если бы уже одержали победу. Никто из них не сомневался, что бой будет скоротечным. Триста мелких атлантов против двадцати тысяч здоровенных горцев – это не война, а бойня.
Высадив воинство с предводителем, все виманы взяли обратный курс, им предстояло перевезти ещё две партии по две тысячи воинов. Одну планировалось бросить в бой сразу же с рассветом, без захода лагерь. А вторая могла и не понадобиться.
Плато, на котором расположился лагерь, не было видно с форта, а потому до самого утра горцы пировали, пили, пели и веселились. Они радовались, как дети, возможности погулять – для них это были военные сборы, и опасности они не ожидали.
Элиихи сначала немного ревновал, что воины его брата войдут в форт первыми. Он думал, что им достанутся все военные трофеи. Но вскоре он напился до умопомрачительного состояния и заснул.

Форт Удий погрузился в короткий тревожный сон. Каждый понимал, что завтрашний вечер они могут уже не увидеть, но храбрые сердца ждали битвы бесстрашно. Такой высокий боевой дух рождался из веры в Наврунга.
Как только сгустившаяся тьма утра поведала о скором рассвете, Наврунг сменил охрану у орудий на башнях и крышах, расставил первую сотню в ключевых местах форта, вторую – во внутренних помещениях, а третью разместил как резерв в подземном гроте.
Четыре тройки ждали под навесом на центральном плацу. Ждали спокойно и уверенно – недавние учения подготовили их к мысли о фактической непобедимости.
Тишина утра не нарушалась даже Природой. Казалось, океан спал и видел сны.
Тихо, очень тихо летят виманы. Над самой водой, как бесшумные ночные совы, летят они. Двадцать один ночной хищник неторопливо одолел расстояние до форта, взмыл над скалами и, пройдя между башнями во внутреннее пространство форта, плавно завис над камнями и крышами зданий. Всё это произошло так быстро, пилоты выполнили манёвр так профессионально и быстро, что даже ожидавшие их на башнях и крышах атланты не сразу открыли огонь.
Сначала виманы зависли над фортом, и рыжие дикари Рага Мвона стали прыгать на крыши приземистых двухэтажных зданий. С высоты своего роста млики прыгали легко и неторопливо. Первыми освободились виманы охранения, в них помещалось лишь по тридцать человек, которые спрыгнули с открытой нижней палубы почти одновременно, и корабли тут же взмыли круто вверх. Только сейчас бойцы на крышах и башнях поняли, что вторжение состоялось. Никто не хотел верить, что этот момент наступит, и это самоубеждение сыграло плохую шутку с ними: те, кто был на крышах, погибли тут же.
Орудия, расположенные на башнях, смотрели стволами наружу, а потому мгновенно открыть огонь по виманам, появившимся внутри форта, они не смогли. Взмывшие вверх виманы также были вне зоны поражения. Лишь две установки успели сделать по залпу молниями, но те не причинили виманам вреда. Лёгкие орудия средним десантным виманам не угроза. Но в этих двух вспышках защитники форта увидели, какая опасность нависла над ними. Как морские скаты, десантные виманы распростёрли свои тела над жертвами, и, если бы был день, солнечные лучи не достигли бы большей части форта – так много было их.
Две вспышки молний, вырвавшиеся из стволов орудий, скользнув поверх диковинных уплощённых дисков кораблей, разрезали тьму, и в этом была их миссия. Как только топот ног первых мликов раздался в тишине ночи, двенадцать воинов Наврунга стали погружаться в ускорение. Первым, кто достиг глубины его, был сам Наврунг, и, когда молнии вырвались из стволов орудий, он уже был на крыше и отбрасывал от прижавшихся к безмолвному орудию напуганных защитников форта рыжих мликов, с деловитым видом мясников стремившихся выпотрошить свои жертвы. Пока почти застывшая вспышка освещала форт, Наврунг успел вышвырнуть с крыши напуганных артиллеристов, воткнуть всем упавшим на крышу мликам в шеи деревянные палочки с ядом и пробраться внутрь корабля.
Когда же вспышки погасли, все млики сидели в недрах корабля с торчащими из шей деревянными палочками, а сам Наврунг, расположившись за штурвалом вимана, направлял его на соседний корабль. Когда до столкновения оставалось несколько локтей, он выпрыгнул из вимана на крышу соседнего здания, где млики, уже перерезав орудийный расчет, спрыгивали на площадь, намереваясь расправиться со спящими в казармах солдатами.

Закрыто

Вернуться в «Наши печатные работы»