История Аргуаза. Иезуит.

Статьи и беседы из/в других форумах. Тематические подборки из Учения, статьи об Основах Учения и т.п.

Модератор: Sophia

Ответить
Аватара пользователя
Нараяма
Admin
Сообщения: 6002
Зарегистрирован: Чт сен 27, 2007 1:39 pm
Контактная информация:

История Аргуаза. Иезуит.

Сообщение Нараяма » Вс авг 16, 2009 4:22 pm

Глава 1
Начало XVIII века. Франция. Небольшая деревня в предгорьях Пиренеев.
Вот уже шестую неделю синьор Аргуаз жил в этом убогом забытом месте в замшелой гостинице, - вернее, в комнате, которая располагалась над придорожной харчевней. Хозяин заведения Пьер Бьери был толстопузым, как бочонок, селянином, и к лицам дворянского происхождения относился с большим пиететом, чем иногда это было необходимо. Его подобострастие иногда веселило синьора Аргуаза, иногда злило, но в Пьере Бьери было нечто такое, что Аргуаз очень ценил: Пьер был нем от рождения и не умел писать, и потому он никому ничего не рассказывал о своём постояльце.
Шёл август, и на виноградниках на склонах холмов уже поспел золотисто-напитанный солнцем виноград, из которого скоро местные селяне будут делать вино. Но не виноделие и не виноград занимали его разум.
Сидя в этом захолустье, он совершенно не интересовался тем, что происходило вокруг него. Скрипя рассохшимися половицами и нервно отмеривая шаги от одного угла небольшой комнаты, в которой он жил, до другого, он ждал. Он ждал человека, который придёт к нему и отведёт в место, известное немногим. Место, в котором, - по уверению престарелого иезуита Гордиана Блонье, синьору Аргуазу дадут возможность прикоснуться к могуществу, сопоставимому с могуществом самого Бога. И если фортуна не отвернёт своего лица от него так, как отвернул Бог своё от этого места, куда так стремился синьор Аргуаз, то это могущество станет его достоянием.
Цель эта была слишком притягательна, чтобы так просто от неё отказаться, но надо было ждать. Шесть недель назад, умирая от лихорадки, старик Блонье поверил доктору, облегчившему страдания в последние дни его жизни, одну тайну. Тайна эта касалась великих магических сил таинственного ордена иезуитов, и умирающий Блонье обязан был кому-то эту тайну передать, как передал ее когда-то ему самому умирающий епископ Паскаль. Тайна эта не принадлежала никому из людей. Она даже не принадлежала могущественному ордену иезуитов – так же, как и тем, у кого похитили иезуиты эту тайну давным-давно.
Тайна эта касалась свойств человеческой природы, а именно той её части, где человеческая слабость уступала место нечеловеческой силе, нечеловеческому знанию скрытых свойств самой Природы, и сама тайна эта являлась не чем иным, как ключом к овладению этим могуществом.
Так уж случилось, а может, звёзды так встали, что престарелый иезуит Блонье путешествовал один и умер в доме врача Аргуаза, и не было рядом никого из могущественного ордена иезуитов, кому он смог бы передать то, что не смел унести с собой в могилу.

Аватара пользователя
Нараяма
Admin
Сообщения: 6002
Зарегистрирован: Чт сен 27, 2007 1:39 pm
Контактная информация:

Re: История Аргуаза. Иезуит.

Сообщение Нараяма » Вс авг 16, 2009 4:22 pm

Тайна.
Один раз в два месяца в харчевню Пьера Бьери заглядывал монах из горной обители, находившейся высоко в отрогах Пиренеев. Дорогу туда не знали даже местные жители. Этот пилигрим некоторое время сидел за столом в углу харчевни, неторопливо поедая ужин. Когда приходило время расплачиваться, вместо монеты он протягивал Пьеру старинное распятие черненого серебра, на котором Спаситель непрестанно источал настоящую человеческую кровь из ран своих. Даже один вид этого распятия приводил Пьера в ужас. Это был условный знак: так безмолвный пилигрим сообщал Пьеру, что он пришёл забрать того или тех, кто ожидает его здесь.
В разное время в этой харчевне жили многие, в том числе и очень известные во Франции и за её пределами люди. Жили тихо, дабы не привлекать к себе излишнего внимания, и когда пилигрим приходил за ними, они всегда покидали уютную гостиницу Пьера Бьери, щедро расплачиваясь с ним. Уходя с пилигримом, они не возвращались никогда. Пьер больше никогда о них не слышал. В этой глухомани вообще не знали, что происходит в мире. И только гости сменяли друг друга, и снова приходил за ними пилигрим и показывал источающее кровь распятие.
В ночь своей смерти иезуит Блонье отдал синьору Аргуазу это распятие черненого серебра; и в тот момент, когда старый Гордиан взял его в руки, оно стало источать из ран Спасителя настоящую человеческую кровь. Аргуаз испугался не на шутку, но распятие принял: ведь оно было условным знаком для пилигрима, который должен был забрать Аргуаза с распятием из харчевни. Распятие являлось условным знаком для проводника- иезуита, и Аргуаз, памятуя об этом, не расставался с распятием ни на минуту. После той памятной ночи распятие не кровоточило ни разу, но по-прежнему вызывало тихий ужас, как только взгляд Аргуаза каcался его.

Аватара пользователя
Нараяма
Admin
Сообщения: 6002
Зарегистрирован: Чт сен 27, 2007 1:39 pm
Контактная информация:

Re: История Аргуаза. Иезуит.

Сообщение Нараяма » Вс авг 16, 2009 4:22 pm

Глава 2
Вечером синьор Аргуаз по своему обыкновению ужинал внизу в харчевне. Пилигрим мог появиться в любой вечер, и ему надлежало ждать. Подавив ужас от прикосновения к распятию, синьор Аргуаз повесил его на шею и спустился вниз.
В небольшом зале харчевни сидели два каких-то путешественника в плащах и тихо поедали свой ужин. Сев в углу, синьор Аргуаз заказал жаркое и вино. Постепенно расправляясь с ужином, он думал: «Нет сомнений в словах старого иезуита: не те это люди, чтобы лгать на смертном одре…»
Но время шло, а проводник не появлялся. Бессилие и невозможность что-либо предпринять всё больше и больше овладевали душой Аргуаза. Он не забыл последних слов ушедшего о том, что терпение открывает Врата к Богу. Но, от рождения нетерпеливый и торопливый, Аргуаз никак не мог воспитать в себе эту добродетель, и оттого мучился ожиданием необычайного.
Уже вечер лёг на землю, и на небе стали появляться первые звёзды, едва видимые сквозь грязные окна харчевни, как дверь тихо отворилась, и в харчевню вошёл человек в одеждах монаха. Сердце синьора Аргуаза бухнулось в самый низ живота. Нет, он, конечно же, ждал этого момента прихода вестника и должен был бы радоваться, но почему-то именно в этот столь долгожданный момент вместо радости его обуял ужас.
Он почему-то ощутил себя загнанным в угол, и страх загнанного зверя пригвоздил его к деревянному, грубо сделанному стулу.
Лицо монаха скрывал накинутый капюшон, а взгляд был обращён в пол, но синьор Аргуаз тут же почувствовал на себе пристальное внимание этого человека: как будто бы жуткий мороз пронзил его тело до самых костей, и ощущение бездны коснулось души синьора Аргуаза. Таких чувств он не испытывал ещё никогда в своей жизни. Пилигрим, медленно ступая, подошёл к соседнему столику, расположенному за спиной дрожащего от страха доктора, и сел лицом к нему, глядя ему в затылок.
Всё тело доктора казалось скованным вечными льдами: он не мог пошевелить и мускулом. В его сердце медленно пульсировала заледеневшая кровь, сознание же при этом сохраняло необычную ясность. Чувства его обострились: он отчётливо слышал каждый шорох, каждый звук. Даже шёпот двух путешественников, не обративших внимания на пилигрима, стал различим ему. Он сидел и слушал, как монах за его спиной неторопливо ест, и даже не пытался овладеть своим телом, которое так и не начало его слушаться. Тело было чужим, разум как бы существовал отдельно от него, душа вопила от ужаса, а сам синьор Аргуаз воспринимал происходящее с абсолютным отсутствием каких бы то ни было эмоций.
Он констатировал факт, что его телом владеет другая, более сильная воля. Он осознавал, сколь жутко всё происходящее; он слышал голос души своей, которая металась в клетке из плоти и пыталась вырваться из этого кошмара. Его разум услужливо и отчётливо воспринимал всё происходящее, а сам он, синьор Аргуаз де Борнуа, врач дворянского происхождения, тридцати четырех лет от роду, взирал со полным равнодушием на всё это как бы со стороны и с безучастием быка, отданного на убой, просто ожидал своей участи.
Пилигрим закончил свой ужин. Немой Пьер Бьери шаркающей походкой подошёл к нему, чтобы забрать тарелку, и увидел распятие. Сидя спиной к участникам этой сцены, синьор Аргуаз, тем не менее, очень чётко воспринимал происходящее, как если бы глаза выросли у него на затылке: вот трактирщик берёт тарелку, вот монах показывает распятие, вот оно начинает кровоточить, вот трактирщик роняет тарелку, в страхе прикладывает руки к немому открытому рту и, объятый священным ужасом, медленно поворачивается в сторону Аргуаза, тыча в его сторону пальцем. Вот монах, так и не поднимая головы, молча кивает, неторопливо встаёт, почти не отодвигая стула от стола, подходит к синьору Аргуазу и кладёт правую руку ему на плечо. Тысячи иголок в ту же секунду пронзают тело бедного доктора, и рука сама, помимо его воли, тянется под платье, чтобы достать оттуда распятие умершего старика иезуита и положить его на стол.
Сам синьор Аргуаз, безучастно наблюдая за этой немой сценой со стороны, совершенно безэмоционально отметил, что распятие не кровоточит. Спустя несколько секунд рука пилигрима оторвалась от плеча доктора и, потянувшись к распятию, взяла его. Душа доктора ещё сильнее завопила и стала биться, как птица бьётся об окно. Кровь и вовсе застыла в жилах, а взгляд синьора Аргуаза какой-то силой намертво приковало к распятию. И в тот момент, когда первая капля крови вытекла из пронзённого копьём ребра Спасителя на распятии, ужас, до того объявший душу доктора, передался и ему самому. Он потерял сознание.

Аватара пользователя
Нараяма
Admin
Сообщения: 6002
Зарегистрирован: Чт сен 27, 2007 1:39 pm
Контактная информация:

Re: История Аргуаза. Иезуит.

Сообщение Нараяма » Вс авг 16, 2009 4:23 pm

Глава 3
Солнце ещё не встало, но серость предрассветного часа уже проникла в комнату. Синьор Аргуаз лежал на той же кровати, на которой спал последние два месяца, и с удивлением рассматривал окружающий мир. В этот утренний час мир был тускл и сер, каким он и должен был быть в предрассветное время, и всё же что-то было не так. Аргуаз пошевелил рукой, ногой - они его слушались. Он вспомнил события вчерашнего вечера, рука потянулась к груди… Распятия на месте не было. Он лежал в одежде, поверх нерасстеленной кровати, в обуви, а вещи его уже были сложены в походный саквояж. Как он попал сюда - он не помнил; кто собрал его вещи - он не знал, но внутри себя он уловил отчётливый и яркий сигнал: «Пора!»
Он сел на кровати, и в тот же миг в дверь тихо постучали. Он не успел ответить, как, незапертая, она отворилась и в комнату вошёл немой хозяин харчевни, взял саквояж и жестом пригласил следовать за ним. Спускаясь вниз, доктор увидел вчерашнего пилигрима, сидящего на том же месте и в той же позе, как будто он не вставал со стула всю ночь.

Аватара пользователя
Нараяма
Admin
Сообщения: 6002
Зарегистрирован: Чт сен 27, 2007 1:39 pm
Контактная информация:

Re: История Аргуаза. Иезуит.

Сообщение Нараяма » Сб авг 22, 2009 6:06 pm

Дойдя до середины трапезной, доктор встал в нерешительности. Хозяин харчевни, поставив саквояж у его ног, удалился тем спешным шагом, каким уходят от неприятностей. Доктор и пилигрим остались один на один.
Несколько огарков свечи в люстре под потолком тускло освещали предрассветную мглу довольно большого помещения. Доктор стоял переминаясь с ноги на ногу, насупившись и боязливо поглядывал на неподвижную спину иезуита. Так прошло несколько минут… Любопытство, с одной стороны, и настоящий, сильный до ужаса страх, с другой стороны, как два зверя, рвали его естество на части, рассудок же говорил им молчать. Могущество было обещано, и ради него синьор Аргуаз готов был терпеть не только ужасы и насилие над своей волей, но и гораздо большие лишения – и не только на земле, но и на небе.
Иезуит встал столь стремительно, что от неожиданности и боязни в груди у Аргуаза серьёзно ёкнуло сердце. Доктор не на шутку испугался. Несмотря на такой молниеносный подъем, показавший прекрасную физическую форму, все движения иезуита были плавны и без острых углов. Проходя по направлению к двери, он почти незаметно кивнул доктору, показав ему таким образом следовать за собой.
Торопливо схватив походный саквояж, доктор спешной походкой засеменил за пилигримом. Выйдя на улицу, он обнаружил трёх невысоких осликов, дожидавшихся их. Буквально выросший из мглы хозяин харчевни быстрыми и умелыми движениями погрузил поклажу доктора на одного осла, надёжно скрепив её верёвкой. Пока доктор зачарованно смотрел на его ловкие привычные движения, иезуит совершенно бесшумно и незаметно сел на другое животное, не оставив доктору выбора, впрочем, третий осёл был таким же, как другие два, не лучше и не хуже. Как только доктор взгромоздился на третьего осла, вся процессия медленно двинулась в сторону гор.

Аватара пользователя
Нараяма
Admin
Сообщения: 6002
Зарегистрирован: Чт сен 27, 2007 1:39 pm
Контактная информация:

Re: История Аргуаза. Иезуит.

Сообщение Нараяма » Сб авг 22, 2009 6:06 pm

Глава 4
Короткое путешествие
Туманы не были свойственны этой местности в это время года. Пытаясь приспособиться к неудобному сидению, синьор Аргуаз и не заметил, как утренняя мгла растаяла и золотистые солнечные лучи, осветив небо, очень скоро начали золотить вершины гор. Казалось, горы, осиянные утренними лучами, преисполнились торжественности. Как солдаты охранения в праздничный день, облачились они в самые лучшие свои одежды, и даже сам воздух, начавший от лучей искриться и вибрировать, безмолвно пел гимны поднимающемуся светилу.
Сойдя вскоре с дороги, они продолжили двигаться теперь уже по едва заметной тропе, петляющей между камнями и ветками, засохшими кустарниками. К этому времени года солнце успело высушить всю зелень, и пейзаж представлял собой серо-жёлтую каменную равнину, плавно поднимающуюся к горам, местами украшенную редкими пучками травы и почти усохшими кустарниками, деревьев видно не было.
До полудня путешественники едва успели добраться до того места, где долина перешла в горы. Здесь огромные валуны создали некое подобие арки, давая путникам долгожданную тень. Спешились. Присев на прохладный камень в тени арки, иезуит достал кожаную флягу с водой и, сделав несколько глотков, протянул её Аргуазу. Тот жадно приник к фляге и стал пить, не чувствуя вкуса воды. Сделав добрый десяток глотков, вернул флягу хозяину. Вода была тёплая, и на губах остался неприятный привкус сыромятной кожи. Проводник по-прежнему молчал.
Спустя несколько минут, вновь оседлав животных, двинулись дальше.
Сразу за аркой дорога делала крутой поворот вправо и уходила между высокими валунами, казалось, в самые недра горы. Это было иллюзией. Пройдя сотни три шагов, они обнаружили, что тропа начала круто идти в гору. Здесь пришлось спешиться. Оставшуюся часть пути они шли пешком. Почти всё время тропа вела в гору, иногда резко изгибаясь в противоположном направлении, серпантином поднималась вверх.
Уже к обеду синьор Аргуаз был так измучен нещадным солнцем и постоянным восхождением, что не мог думать ни о чём, кроме отдыха и воды. Он желал прохлады больше жизни. Ноги в ботинках распухли, набухшие мозоли нещадно саднили, голова кружилась, перед глазами «танцевали» красные круги. Каждое движение, каждый шаг приносили головную боль.
Всё это время иезуит шёл ровно, ни на один градус не изменив наклона спины, голову по-прежнему покрывал всё тот же капюшон, одна рука держала чётки, другая держала за привязь осла. Первое время доктора мучил вопрос: как удавалось его провожатому сохранять неизменность осанки на протяжении всего пути, невзирая на крутизну гор, через которые пробивалась тропа. Когда же солнце сделало с доктором своё дело, этот вопрос оставил его. Другой, более насущный вопрос – выжить – стал занимать его сильнее. И вот, когда синьор Аргуаз стал подумывать, что конец его близок, провожатый резко свернул влево, и они оказались в небольшой пещере, где тенистая прохлада приютила их. Они отдыхали, пока палящее солнце убивало всё живое в этом каменистом краю. Они продолжали отдыхать, когда солнце уже перестало убивать всё вокруг и, развалившись над землёй, рассматривало плоды своих дневных трудов.
Всё это время иезуит молча сидел с прямой спиной на камне, который, казалось, знал его уже не один десяток лет. Не было обронено ни одного слова, они не обменялись ни одним взглядом, и, когда тени от камней, лежащих у входа в пещеру, стали едва заметно удлиняться, пилигрим также молча и стремительно встал и пошёл.
Солнце уже коснулось горных вершин, когда они, наконец, взобрались на вершину невысокого плато. Вновь оседлав осликов, путешественники продолжили свой путь, тропа была уже не так крута. Пройдя около получаса среди охладившихся камней, они оказались на другой стороне плато, и тропинка повела их вниз. Уже почти стемнело, когда после крутого поворота перед взором доктора показались смутные очертания каких-то строений. То не были классические французские или испанские строения. Эти дома, с их архитектурой, напоминали по форме кирпичи, двухэтажные строения с плоскими крышами и окнами-бойницами, они были похожи скорее на часть боевой стены, чем на монастырские постройки. И всё же это был горный потаённый монастырь ордена иезуитов. Никаких признаков ограды перед забором, никаких дозорных башен, не было и стражи. Видимо, врагов здесь не ждали. Пилигрим подвёл синьора Аргуаза к небольшой двери в стене из больших домов и, также молча кивнув, растворился в густой, как чернила, темноте ночи.
Отворив незапертую дверь, доктор вошёл в освещённую одинокой свечой комнату со столом и кроватью, где его ждали тарелка горячего ужина, кувшин с водой и полотенце. Умывшись, омыв ноги и поужинав, доктор лёг на кровать и в ту же секунду провалился в глубокий, без сновидений сон.

Ответить

Вернуться в «Наши печатные работы»